Это Ваш дом

Группа воспитанников школы-интернат с воспитателями Горевой Марией Петровной и Кожиной Людмилой Григорьевной18 января 1992 года. Это Ваш дом. В самом начале зимы побывала я в жилом корпусе школы-интерната для старших детей (6—9 классы). Многое мне там понравилось. Главное — автономия каждого класса: все у них свое — раздевалка кладовка для хранения одежды и личных вещей учеников (все разложено по отдельным ячейкам все на полочках, на вешалках), своя игровая комната с телевизором и разумеется спальни. И еще много всего, необходимого в быту.
Эти свои первые впечатления я и высказала Людмиле Григорьевне Кожиной, воспитателю школы-интерната, когда она зашла к нам в редакцию.
— Это еще не все. Вы вот у нас побывайте, младший корпус посмотрите. Там недавно ремонт сделали.

Приглашение Людмилы Григорьевны принимаю. И вот я уже в младшем корпусе (такое уж здесь условное деление: старший корпус и младший корпус).
Здесь живут дети с первого класса по пятый. Едва ступила за порог в вестибюль, остолбенела от неожиданности. Тепло, светло и чистота — идеальные. А главное — с порога встречает вас детская тематика в оформлении помещений, причем все это щедро, с размахом яркими красками. Сразу понимаешь, что забота о детях здесь не ограничивается тем, как бы одеть да накормить. О пище духовной думают постоянно. Поднимаюсь на второй этаж и изумление мое нарастает. Буквально каждый квадратный метр длинных коридоров покрыт от потолка до полу яркой росписью: здесь и некрасовский Дед Мазай и зайцы, охотничий привал, здесь и сюжеты русских народных сказок. У двери с табличкой 2 «а» класс — стайка по домашнему ухоженных детишек: девочки с забавными хвостиками и заколочками в волосах, мальчики в шортиках с ершистыми челками. Все в мягких удобных тапочках.
Ребятки приветливые: здороваются, не скрывая любопытства. приглашают раздеться и пройти в комнату, откуда доносятся аппетитные запахи ожидаемого ими обеда.
У накрытых столов хлопочут воспитатель и два мальчика-дежурных в аккуратных передничках.
Говорят, что «счастливые — всегда к обеду». Что ж, пусть этот мой визит и предстоящее знакомство будут счастливыми.
Честно признаюсь, никак не ожидала увидеть такой уют, даже комфорт, какой создан для детей школы-интерната общими стараниями заботливых воспитателей, гороно и шефов (А Ц Б К, СМТ-4, мебельная фабрика, Новодвинские геологи и другие!.).
Правильно заметила Людмила Григорьевна Кожина, воспитатель 2«а» класса, что помещения для каждого класса — это своя отдельная большая квартира. В нее входят просторная, светлая игровая комната (она же — столовая), таких же почти размеров спальня на 12—15 человек, кроме того, в числе подсобных, но так необходимых помещений — раздевалка, кладовочки, чистые, аккуратные душевые, ванная и туалеты. Ну, чем не квартира?!
Не перестаю удивляться, что такое большое помещение оказалось на редкость теплым. И не мудрено: батареи отопления под каждым окном — во всю длину подоконника. А на окнах — легкие, с оборочками, капроновые шторы.
Взрослые сделали все, чтобы дети чувствовали себя здесь, как дома. Далеко не в каждой городской квартире такая современная мебель: изящная стенка, мягкие диваны и кресла, удобные обеденные столы и легкие детские стульчики. Роскошный палас — посреди комнаты, а в углу — цветной телевизор.
А однажды, пока ребятки гуляли возле корпуса, воспитатели вывесили на торцовую стену огромный яркий ковер.
Вернувшись с прогулки дети замерли в дверях не узнав своей комнаты: «Мамочка! Как дома». «Так это и есть ваш дом»,— подтвердила Людмила Григорьевна.
Чтобы у меня не осталось никаких сомнений, воспитатель в присутствии своих подопечных заметила: «Вы не думайте, что это только сегодня у нас такой порядок. У нас всегда так чисто и прибрано».
И, словно в знак согласия, ровненько стояли в спальной, выстроившись в два ряда двенадцать детских кроватей с одинаковыми нарядными покрывалами, а у каждой кровати на полу — аккуратный коврик с красивым рисунком и мягким ворсом. Все, как в лучших родительских домах (если возможно такое выражение).
И уж, конечно, не в каждой семье столько внимания уделяется именно воспитанию детей. Однако несправедливо было бы сказать, что учащиеся школы-интерната заорганизованы. Хотя и много различных мероприятий приходится на каждый день: школьные уроки, занятия в кружках, секциях, посещение кинотеатра, но воспитатели, тонкие психологи, чутко понимающие душу ребенка, стараются по возможности выделять детям максимум свободного времени, чтобы каждый ребенок мог побыть наедине с собой, своими мыслями.
В такие минуты любят дети порисовать. В раздевалке у них разместилась небольшая выставка рисунков на тему “3има». Честное слово, эти рисунки «сто очков вперед дадут» тем, что рисуют «домашние» ребята.
Здесь не забывают, что дети, получающие такой поток впечатлений, да еще в основной своей массе имеющие замедленное психическое развитие (следствие пьянства родителей), очень возбудимы и нуждаются в свободном выходе эмоций.
Учительница «2а» класса Нина Трофимовна Крюкова рассказывала, что нередко на уроках переполненные нахлынувшими эмоциями дети могут и поплакать. Ну, что тут поделаешь? Не может второклашка справиться с собой, со своими впечатлениями, переживаниями — вдруг ни с того ни с сего заплачет.
А если у кого-то задачка никак не решается — расплачется, не остановишь. И не надо останавливать. Пусть поплачет. Напряжение снимет. Побудет один в своем мирке. Успокоится. А потом глядишь — глазенки блестят, радостный, снова довольный жизнью человечек.
Бывает, что, устав от общения со сверстниками, спрячется девчушка за шкафчик в раздевалке и всплакнет. Не надо ей мешать. Пусть слезами себя облегчит. Сама успокоится. И снова все хорошо.
Главное, чтобы это уединение не было слишком долгим, чтобы ребенок и на самом деле не почувствовал себя одиноким и несчастным.
Все видят, все чувствуют и понимают педагоги, как добрые, любящие мамы. И нередко ребенок в порыве благодарности неожиданно для себя называет воспитателя мамой. Дети, обделенные родительской лаской, находятся здесь, в своем доме.
Учителям здесь, конечно же, труднее, чем в обычной школе. Дети, имеющие замедленное психическое развитие, заторможены, соображают медленно. За урок учитель успевает сделать не так уж много…, сколько терпения, выдержки требуется педагогу, чтобы каждой ребенок усвоил изучаемую тему. С учетом особенностей развития этих детей и наполняемость классов ограничена: не более пятнадцати человек.
И вот учебное полугодие закончилось. Теперь остались только приятные, праздничные хлопоты: елку в своей комнате нарядить, карнавальные костюмы подготовить, зал украсить снежинками да гирляндами… А еще — помочь одеть в праздничный наряд главную елку: стройную, высокую, до потолка.
Тут уж постарались все классы! А мои знакомые — ребятки из “2- а”, возбужденно перебивая друг друга. рассказали, как они все вместе, под руководством Людмилы Григорьевны, делали длинную-предлинную гирлянду и еще одно украшение — большую, искрящуюся “этажурнаую”снежинку (слово забыли — “ажурную”).
Потом повели меня в зал, так и хочется сказать “зеркальный дал”— одна из стен вся зеркальная) и показали красавицу-елку, и свою гирлянду, и свою “этажурную” снежинку, закрепленную высоко на стене рядом с другими.
Ну, а зал, конечно же, заслуживает того, чтобы о нем отдельно сказать доброе слово.
Большой, светлый, радующий душу. Здесь тоже яркие живописные панно на сюжеты сказок и детских песенок: юный Лель вдохновенно исполняющий на свирели весеннюю рапсодию… А рядом «кузнечик на скрипке играл без ошибки, старинные вальсы играл».
С потолка на ниточках спускаются пушистые ватные снежинки… И этот волшебный мир детства завораживает душу, хочется верить во все светлое и пожелать детям добра и радости.
И избави Бог, их таких доверчивых от жестоких потрясений рыночной экономики.
На прощание второклашки подарили мне золотистую сосульку со своей елки.
Пусть она останется для нас залогом новых встреч и впечатлений.

Р. ДУЛОВА
Газета Новодвинский рабочий от 18 января 1992 года.