Путешествие в Чешскую губу и на Северный Тиман

Мыс МикулкинПутешествие в Чешскую губу и на Северный Тиман. Прибыв из очередной командировки с острова Моржовец и придя на работу, я увидел на столе командировочное предписание, в котором значилось, что мне предстоит посетить с инспекцией гидрометеорологическую станцию Мыс Микулкин. Эх, прощай запланированные выходные на Кий-острове. За два дня подготовил отчет о проделанной работе на МГ-2 Моржовец и вот я уже на борту знакомого мне судна «Мангазея». Капитан Белов Валентин Иринеевич с улыбкой встретил меня: «Что, Петрович, не успел ты отвыкнуть от нашего общества, как опять потянуло в далекие просторы?» Я отшутился: «В Архангельске мои коллеги жару обещают, а я ее с трудом переношу».


С большой радостью встретил на борту корабля знакомых ребят из «Русской Арктики», как оказалось, они идут с экспедицией к мысу Желания на Новую Землю. Вечером наш «лайнер» отдал швартовы, и мы двинулись в путь к новым берегам, где я еще не был.

Сверкающий мыс Микулкин

Меньше через двое суток, обогнув Канин полуостров, мы подошли к восточной его оконечности мысу Микулкин, где и расположена одноименная гидрометеорологическая станция.

Для справки: труднодоступная станция МГ-2 Мыс Микулкин, позывной «Бадан-14» Синоптический индекс: 22282
Широта — 67° 48′ северная.
Долгота — 46° 40′ восточная.

Рельеф местности средне-холмистый с высотами до 8 м в районе станции. К северо-западу местность плавно повышается и на расстоянии 10 км достигает высоты 110 м. Прибрежная полоса мыса шириной 2-5 км заболочена, изрезана большим количеством мелких озер мореного происхождения и покрыта каменисто-щебнистыми россыпями и валунами. Берега извилистые, сложены из обнаженных скальных пород.

Гидрометеорологическая станция открыта 15 сентября 1940 года по программе II разряда.

Не теряя времени, первым же разведочным катером я высадился на берег. Как обычно, нас встречал весь персонал станции, а он здесь самый, что ни на есть молодежный, все одного возраста – 24-25 лет: начальник метеостанции Николаев Илья, техники-метеорологи его супруга Ксения, Лапина Наташа и Зайцев Дмитрий, все они прибыли сюда три года назад, после окончания Новосибирского училища.

Ксения, правда, через несколько месяцев уехала со станции, родила прекрасную дочурку и только недавно вернулась обратно на станцию к мужу. Все живут дружно, никаких разногласий, но вот Дмитрий недавно решил поехать на другую метеостанцию, захотелось поработать подальше в Арктике. Остальные ребята в один голос говорили, что им здесь очень нравится и эти края не променяют ни на какие другие. Смотря на хрупких девчонок, я не переставал поражаться их оптимизму. Ведь станция практически находится на самом краю материковой части Европы, а они не жалуются, рассказывают о своих кулинарных подвигах и обещают за ужином всех удивить, тем более завезли свежие овощи. Как оказалось, они не единственные жители этой труднодоступной станции Северного УГМС. Кроме них на станции жили пес Ухо и кот Пушок, которые сначала с подозрением смотрели на нас, но потом быстро привыкли то и дело мешались под ногами.

Никогда не заходящее в этих местах за горизонт солнце в летние месяцы давало возможность работать круглосуточно, чем я и не преминул воспользоваться, тем более что на судне успел хорошенько выспаться. Погода в течение суток менялась кардинально несколько раз, вроде бы только ярко светило солнышко, а за окном уже небо хмурилось и низкие свинцовые облака затмевали весь горизонт. Затишье сменялось колючим штормовым норд-остом. И так неоднократно, радовало только то, что комаров не было.

Поймав момент очередного солнечного просвета, решил сделать несколько снимков станции и красивых мест. Надо сказать, что берег на мысе Микулкин в солнечную погоду просто весь сверкает, к нему очень подошел бы эпитет – «блистательный» или «сверкающий». И все это от большого количества пород, содержащих слюду.

Мне повезло, я сразу же обнаружил очень красивый минерал флюорит, который стал очередным экспонатом моей коллекции. За мной увязался пес и кот. Ухо с громким лаем время от времени гонял чаек по берегу, Пушок перескакивал ручьи, и брезгливо тряся мокрыми лапами, упорно шел за мной, я несколько раз ласково уговаривал его вернуться, но он, ни в какую. Остановившись на мысу, я выбрал наиболее удачный ракурс для снимка, присел, и только собирался нажать на затвор фотоаппарата, как почувствовал резкий толчок в плечо. От неожиданности я даже испугаться не успел, а было от чего. Ведь по моим понятиям, рядом со мной не было ни души. Услышав мурлыкание на ухо, понял – это Пушок, все-таки, устал и решил меня использовать в качестве бесплатного перевозчика. Потрепав кота за загривок, разрешил ему немного попутешествовать на моем плече, но через пять минут понял, что матерый котяра, весит не так уж и мало. Попытки согнать его долго не могли увенчаться успехом. Кот цеплялся за мою куртку и издавал истошные вопли. В конце концов, я нежно взял его за шкирку и посадил на теплый прибрежный камень.

Пушок решил позировать и позволил мне сделать несколько снимков с его участием. Обратный путь занял больше времени, потому что пришлось нести его на руках до самой метеостанции, хотя благодарностей от него я так и не дождался.

Из-за постоянно меняющейся погоды выгрузка продуктов и топлива на метеостанцию продолжалось намного больше рассчитываемого времени. Мне это было на руку, потому как выбраться с этого прекрасного места намного оказалось сложнее, чем добраться сюда. И через три дня, закончив инспекцию, я с легким сердцем покинул гостеприимную метеостанцию, на которой работает настоящая молодежная команда романтиков Арктики.

июнь 2013 г. Автор — Александр Обоимов