От Канинской передвижной до Шоинской средней!

От Канинской передвижной до Шоинской средней!

В 2020 году исполнится 90 лет, когда на Канине начала действовать первая, уникальная во всех отношениях, передвижная школа.

Её не совсем верно называли кочевой, ведь она не кочевала по тундре вместе с оленеводческими бригадами. Школа была сезонной и собирала детей и подростков в поселениях, через которые проходили оленеводческие стада канинских ненцев.

Именно эта очень своеобразная организация и положила начало созданию школ в большинстве населённых пунктов Канинской тундры.

В нынешнем году нас ожидает ещё 85-летие образования Канинской ненецкой школы в Шойне. Она проработала до 1959 года, после её закрытия вся тундровая детвора влилась и продолжила обучение в укрупнённой Шоинской средней школе.

Как всё начиналось

С 1930 года в Ненецком округе открылась вторая школа для ненецких ребятишек. Назвать её школой в полном смысле этого слова было трудно. Осенью собирали детей в деревне Кие и учили в частном доме, а когда оленеводы с Канинского полуострова направлялись на зимовку в сторону Мезенских лесов, школа – учителя и ученики во главе с директором переезжали в село Несь. И снова арендовали частный дом, такой своеобразной кочевой была и эта Канинская школа, просуществовавшая до сентября 1935 года.

Как бы то ни было, но 1930-й является годом открытия Канинской семилетней школы, которой в течение долгого времени руководили энтузиасты, замечательные директора – Николай Степанович Карпов и Анатолий Петрович Анашкин.

Надо учитывать, какое это было время: люди не хотели отдавать своих ребят в школу, тем более, что получение образования тогда означало разлуку с детьми, их на время обучения оставляли жить в арендованных домах. Николая Карпова отправляют на Канин. Здесь он должен был создать кочевую школу для детей и молодёжи полуострова.

В 1930 году во исполнение партийных директив с целью подготовки будущих национальных кадров для ненецких тундр, школа была создана. С оленеводами она не кочевала, а перемещалась параллельно с кочующими бригадами от поселения к поселению: с Канина до Неси через Горбы в Шойну, Чижу, Яжму.

В деревнях снимался домик, где очень короткое время под руководством Николая Степановича Карпова и Анатолия Петровича Анашкина и постигала азы русской грамматики, арифметики ненецкая молодёжь.

В 30-е годы, объявленные в нашей стране временем всеобщей ликвидации безграмотности, подобные школы были вынужденной мерой. Стационарных учреждений практически не было, но великовозрастные ученики и их родители, следуя директивам, всё равно должны были получить азы грамотности. Для взрослых в те годы при красных чумах, они по праву считаются ровесниками Советской власти на Крайнем Севере, были организованы ликбезы. А вот для детей нужны были иные формы обучения. Тогда и заговорили о передвижных школах для юных кочевников, где бы с ними занимались не уполномоченные революцией мобилизованные и призванные, а настоящие учителя, владеющие навыками педагогического мастерства. В целом учебный год для тундровых детей в те годы ограничивался отрезком от трёх до пяти месяцев. Связан он был с периодом многодневных перекочёвок населения с одних пастбищ на другие. Насколько сложен процесс организации подобного обучения представить нетрудно. Ведь школе, кочующей параллельно с оленеводами, нужно было возить с собой не только традиционные предметы кочевого быта, но и книги, тетради и другую литературу, необходимую для организации учебного процесса.

Из тундры в настоящую школу

Потому-то с таким облегчением вздохнули учителя и ученики, когда в 1935-году в Шойне открыли стационарную, а не передвижную школу для канинской детворы. Журналист Валентин Левчаткин писал в газете «Нярьяна вындер»: «С тех пор многое изменилось. Теперь уже весёлая ненецкая детвора собирается к началу учебного года в Шойну, где их ожидают просторные классные комнаты, тёплые, убранные заботливыми руками спальни интерната… » Что бы сейчас ни говорили, но кочевая школа даже в те годы – мера вынужденная. Подобная организация была единственно приемлемой для кочевого населения. Долгожданным финалом, точнее, продолжением кочевой школы стало создание в Ненецком округе стационарных региональных школ.

Сегодня ни одного из первых учеников передвижной канинской школы уже нет в живых – время берёт своё. Но сохранились воспоминания старейшей жительницы Канина – Надежды Фёдоровны Ардеевой о том, как всё начиналось. Как проходила учёба детей оленеводов в первый и все последующие годы.

– 1930/31 учебный год. На первое время решено было арендовать частные дома. Меня в школу отправили позднее других – первого января 1931 года. Ребят приво­зили родители, когда сами со стадами подходили к деревне. В Неси встретила меня Мария Герасимовна Карпова (жена директора и наша воспитательница). Вымыли меня в бане, одели во всё чистое, – рассказывает Надежда Федоровна. – Я не знала ни одного русского слова. Первая зима прошла как подготовительный период. Проучились только три месяца, а в апреле, когда родители начали перекочёвывать на летовки, мы уехали с ними в тундру. Что запомнилось в первый учебный год? То, что очень скучали по своим родителям, много раз пытались пешком добраться до родного стойбища. Идти надо было через Вижас. Мы не боялись заблудиться или потеряться, больше всего боялись лошадей, которых у вижасских жителей в те годы было много. Ещё помню, что кормили нас очень хорошо. Родители оставляли мясо, и мы каждый день айбурдали. Николай Степанович считал, что мы должны питаться так, как привыкли. Его жена Мария Герасимовна всегда пекла хлеб и шаньги. Так что мы ни в чём не нуждались.

Надежда Фёдоровна очень подробно рассказывала, как ученики добирались до Неси. Шли пешком по берегу моря до Чижи, детей шатало от усталости. Отдыхали в рыбацких избушках, там было всё: чайники, кружки, чашки, ложки, чугунки. Ходили за водой, грели чайник, готовили еду. И дальше шли. Иногда везло, если оленеводы оказывались поблизости.

В передвижной школе учились Мария Ардеева, Варвара Баракулева, Агриппина Талькова, Харитон Канюков, Марфа Талькова, Иринья Сулентьева, Евдокия Талькова, Мария Вокуева, Дмитрий Баракулев, Емельян Ардеев и Надежда Ардеева. Позднее были ещё и другие ребята. Класс собрался разновозрастный, поэтому те, кто постарше – оставались в тундре, чтобы помогать родителям.

Не забудем никогда

Но вернёмся к старым фотографиям.

На фотографии, сделанной осенью 1930-го года, запечатлены первые ученики новой школы во главе с её директором Николаем Карповым. Он стоит в верхнем ряду вторым справа, рядом со своей супругой Марией Герасимовной. Рядом с Карповым – молодой, только начинающий свой путь на педагогическом поприще – Анатолий Анашкин, и ещё один учитель – Александр Щукин. Все эти годы Николай Степанович Карпов возглавлял это уникальное учебное заведение. Даже когда весной 1935-го школа стала называться Канинской и закрепилась в Шойне, он не забывал своих друзей из стойбища. Каждую осень вместе с будущим директором школы Анатолием Анашкиным он продолжал многокилометровые переходы по скалистым просторам Канина для того, чтобы рассказывать оленеводам, какие перспективы открываются перед их детьми, если ненцы и коми начнут получать образование. Вот такая история, запечатлена на этих старых фотографиях. Правда, на второй – зимней, уже нет Николая Карпова. В центре школьного сообщества запечатлён лишь один педагог – Анатолий Петрович Анашкин, у которого впереди многолетняя директорская работа, война, и возвращение на Канин, без которого, как оказалось, он уже не представлял своей жизни.

В общем, в 2020-м в НАО отметят сразу два события: 90 лет с открытия передвижной школы и 85-летие Канинской школы в Шойне.

Автор — Ирина Ханзерова

Ссылка на источник — nvinder.ru от 28 мая 2020 г.