Лапландия. Часть 2

Переход через лес у Пинозера в ЛапландииЛапландия. Часть 2. Путь от Кандалакши до Колы. Река Нива. Пинозеро. Земские станции. Озеро Имандра. Хибинские горы. Перевальная верста между озером Переяверь и Колозером. Пудозеро, Мурдозеро и река Кола. Комары. Город Кола.

Путь, который предстояло нам пройти от Кандалакши до г. Колы, поперек Кольского полуострова, представляет кратчайшее расстояние между Белым морем и Ледовитым океаном. В летнее время по этому пути почти никто не ездит; все сношения с Мурманским берегом производятся морским путем, на пароходах товарищества Архангельско-Мурманского срочного пароходства; изредка разве проедет кто-либо из местных властей по делам службы. С прекращением пароходства и наступлением зимнего пути по этому направлению открывается почтовое сообщение. Переезд совершается на оленях, в кережах (кережа — нечто среднее между лодкою и санями). Самое оживленное время на этом пути — конец февраля и начало марта, когда тысячи промышленников из Кемского и Онежского уездов отправляются на мурманские рыбные промыслы, частью пешком, частью на оленях.

Вехи памяти тундровой

Валерий Григорьевич Сулентьев владеет секретами изготовления нарт25 июля 2015 года. Вехи памяти тундровой. Настоящий ненецкий фольклор, не из книг или фильмов, зачастую стилизованных до полной утраты подлинности, еще живет в глубинке Ненецкого округа. В этом убедились сотрудники Этнокультурного центра НАО, вернувшиеся из экспедиции в Канинскую тундру.

Самолет летит на Канин

Проект «Ядмаковна» – «Тропою предков» был задуман для того, чтобы записать образцы песен и сказаний, запечатлеть традиционные обряды и ремесла, а также старинные образцы декоративно-прикладного творчества ненецкого народа. Подобная поездка была предпринята впервые, рассказала автор проекта и участница экспедиции, заведующая отделом ненецкой культуры Александра Фомина:

В 1741 году полуостров Канин посетил Бестужев

Полуостров Канин НосПобережье Канина полуострова представляет на значительном пространстве отчетливо выраженные террасы, возвышающиеся от 6 до 20 м над уровнем моря. В составе этих террас имеются глинистые и песчанистые породы темного цвета, содержащие морские раковины. Таким образом, на Канином полуострове повторяется явление, подмеченное на огромной территории севера России, свидетельствующее о значительном подъеме этой части России (или соответствующем отступании Ледовитого моря) в постплиоценовую эпоху.

Древнейшими образованиями, входящими в состав Канина полуострова, представляются разнообразные сланцевые породы, прорезанные кварцевыми жилами и мощными выступами массивных пород (порфиритов и гранитов). На кристаллически-сланцевых породах Канина полуострова налегают отложения более юного возраста. Строение Канина полуострова представляется значительно упрощенным по сравнению с северной конечностью Тимана, где встречаются как верхнесилурийские, так и девонские остатки. Верхнесилурийских остатков на Канином полуострове нет. Девонские же остатки попадаются лишь в виде валунов у устья реки Семжи.

Канинская и Тиманская тундры — исконные владения ненцев

Канин НосКанинская и Тиманская тундры — исконные владения ненцев. Канинская и Тиманская тундры спокон веков принадлежали ненцам. Их права на владение этими землями было закреплено жалованной грамотой царя Ивана Грозного 1545 года, по которой Канинская и Тиманская тундры, все рыбные и звериные угодья в них были отданы в потомственное владение канинских и тиманских ненцев.За пользование этими землями была установлена твердая денежная ясачная дань: по 3 рубля в год с 50 душ, владеющих луком, плюс 50 копеек за право торговли в Лампожне, что составляло по 7 копеек с каждого взрослого ненца.

Заселение Канинской тундры

ТундраЗаселение Канинской тундры русскими началось в XVIII в. Значительную часть первопоселенцев этих мест составляли выходцы с Мезенского Севера и бежавшие от преследований официальной церкви старообрядцы. Так появились первые поселения — Снопа, Несь, Мгла. Жители этих мест, подобно жителям Пустозерской волости, занимались рыбным, зверобойным и пушным промыслом, разводили коров, лошадей и овец, а кроме этого, занимались и огородничеством.

В XVIII—XIX вв. в хозяйстве края значительное развитие получило оленеводство. До середины XVIII в. им занимались только ненцы, и оно имело в основном транспортное значение. Оленьи стада не превышали ста голов. Коми-ижемцы, включившиеся в занятие оленеводством со второй половины XVIII в., сумели быстро поставить его на коммерческую основу. Оленеводство приобрело товарный характер. Вместе с этим усилилось имущественное расслоение тундрового населения, увеличилось число малооленных и безоленных ненцев.

12