Лондонский период Ньютона

Лондонский период НьютонаЛондонский период Ньютона. Одной из важнейших задач «Славной революции» было оздоровление политической и экономической обстановки  в стране. В этой последней части особенно важно было оздоровить финансы. В стране ходило большое количество неполноценной монеты, выпускаемые монеты обрезались и обращались с уменьшенным весом. Такое положение тяжело отражалось на торговле и кредите. Необходимо было наладить выпуск стандартной доброкачественной монеты и изъять неполноценную. Король назначил на должность лорда канцлера казначейства покровителя Ньютона, лорда Монтегю. Монтегю решил воспользоваться услугами Ньютона в этом важном мероприятии и привлек его к работе негласной комиссии по проведению денежной реформы. В этой комиссии кроме двух государственных деятелей (Монтэгю, и Сомерсета) участвовали два представителя науки: философ Локк и Ньютон. Комиссия разработала тщательно продуманный проект реформы. При проведении реформы Ньютону было предложено место смотрителя Монетного двора, дававшее ему 400—500 фунтов в год, с сохранением профессуры в Кембридже. Ньютон ревностно взялся за новые обязанности. Под его руководством в два года была перечеканена вся монета Англии. В 1699 г. он был назначен директором Монетного двора, что давало ему от 12 до 15 тысяч фунтов годового дохода. Теперь профессура уже не могла быть совмещена с новыми обязанностями. Ньютон оставляет кафедру в пользу Витстона и переезжает на постоянное жительство в Лондон. Здесь в 1703 г. он избирается президентом Королевского общества.

Научная деятельность Ньютона в лондонский период его жизни ограничилась изданием в 1704 г. «Оптики», работой по переизданию «Начал», и некоторыми математическими трудами.

К этому времени Ньютон достигает вершины славы и признания, В 1705 г. королева Анна возводит его в рыцарское достоинство, он занимает богатую квартиру, держит шесть слуг, имеет карету для выездов. Живёт он попрежнему одиноко, хозяйством заведует его племянница Екатерина Бартон.

На восьмидесятом году Ньютон начал страдать каменной болезнью, от которой умер в ночь с 20 на 21 марта 1727 г. восьмидесяти четырёх лет от роду. Похороны его состоялись в Лондоне с большой пышностью. По указу короля Георга I его похоронили в Вестминистерском аббатстве. В похоронной процессии приняли участие герцоги Роксбург и Монтроз, три пэра Англии и графы Пемброк, Суссекс и Макклесфильд — все члены Королевского общества. Так в конце своей жизни Ньютон получил то признание и независимость, которых так нехватало ему в долгой подчинённой и необеспеченной жизни. В трудных условиях житейской борьбы и сложной политической обстановке сложился характер Ньютона, в котором сочетались упорство и робость, постоянство и нерешительность, осторожность и хитрость. В эту Жестокую эпоху великому мыслителю было трудно сохранить независимость мышления и убеждений, а громадный авторитет автора «Начал» нередко использовался в антинаучных и реакционных целях.

Но врагам науки не удалось сломить Ньютона до конца, и Ньютон, вопреки всем житейским бурям и невзгодам, выполнил своё великое дело. Невольно напрашивается сопоставление судеб двух величайших деятелей новой науки — Галилея и Ньютона. И тому и другому пришлось творить в сложной обстановке мучительного процесса возникновения новых общественных отношений, когда научная деятельность принимала неизбежно боевой характер политического выступления. И тот и другой мыслитель видели свою задачу в том, чтобы довести до конца задуманные начинания, подчинив этой великой цели всё остальное. Осторожность и расчёт, изворотливость и приспособляемость к «сильным мира сего» помогали им в выполнении великой миссии. Но гений Галилея развёртывался медленно, великие замыслы его созрели только к концу его жизни. Когда оказалось недостаточно компромисса 1616 г., ценой которого Галилею удалось добиться выхода в свет «Диалога», он пошёл на формальное отречение от своих убеждений и на закате жизни опубликовал свои труды по основам новой механики.

Замыслы Ньютона созрели в юношеские годы, и к сорока пяти годам он уже был автором «Начал», поэтому его компромиссы не имели характера жертвы науке, как у Галилея. Закат жизни Галилея прошёл под неусыпным надзором инквизиции, в атмосфере материальных и моральных лишений. Ньютон умирал при широком общественном признании его научных заслуг. Но и тот и другой умирали в полном сознании значительности совершённого ими подвига, искупившего все моральные жертвы, и каждый мог с полным правом сказать с гордостью на своём смертном одре: «Сделал, что мог, пусть другие сделают лучше» (Feci quod potui, faciant meliora potentes).