Листова Клавдия Степановна

Листова Клавдия Степановна

В её судьбе — история страны

(Материал из газеты Новодвинский рабочий от 10 февраля 2016 года. Из архивных материалов семьи Листовых. Автор фото – Михаил Гудаев)

Деревенское детство

Четвёртого июня 1919 года в Верхнетоемском районе в семье крестьянина-середняка Степана Филипповича и Марфы Семеновны Краснолобовых появилась на свет девочка. Её отец освобождал Север от интервентов. Получилось так, что он и его средний брат Семен сражались друг против друга.

Возвращение отца домой сохранилось в памяти уже самой девочки, которой в ту пору было всего 5 лет. Вот как она описывала это событие: «Сидела у открытого окна, а по дороге шли солдаты в длинных шинелях и серых папахах. К нашему дому свернул один солдат. Я сказала об этом маме и бабушке. Они обе выбежали навстречу, обнимались, плакали. Папа прожил дома только 2 недели, а потом с другом уехал на заработки в Карелию, в Чупу».

В школу Клава Краснолобова пошла в 1927 году, она уже знала азбуку, умела читать. Интересно, что всем ученикам 3-4-х классов давалось одинаковое поручение по ликвидации неграмотности населения: надо было научить читать, писать и считать по 2-4 человека из близкого окружения. Клава учила свою маму и тетушек, да еще и бабушка присаживалась поближе к ним на время занятий. Какие это были послушные ученицы! Взрослые женщины очень спешили научиться грамоте. Дело в том, что их мужья жили на заработках, на лесозаготовках в поселке Умба Мурманской области. А письма писать женщины не могли — грамоты не знали. Вот и говорили они юной учительнице: «Учи нас, Кланюшка, так, чтобы скорее самим писать, а то ведь стыдно кого-то просить обо всем писать, а сами-то хоть через букву напишем, поймут». Весной Клаве за эту работу подарили книгу и отрез ткани на платье.

Переезд в Умбу

В Пучуге, где жили Краснолобовы, была организована коммуна «Новая жизнь». Коммунаров из своих домов переселили в дом четырех раскулаченных братьев Русиновых. Семья Клавиных родителей была середняцкая, имела свою скотину: две коровы, лошадь, нетели, овцы. Мама девочки не пошла в коммуну, так как отец Степан Филиппович сообщил, что вызовет семью в Умбу и в деревне жить не будет. И в конце сентября 1931 года Клавдия переехала на новое место жительства и начала ходить в пятый класс. Класс был разделен на бригады по пять человек. Учебников было мало. Клава вслух читала материал по устным предметам, а потом по очереди все рассказывали.

А бригада — это и пионерское звено. Школьники ходили на лесобиржу — собирали доски, щепу, убирали территорию. Вместе катались на лыжах, коньках. В местном клубе несколько раз вместе с взрослыми играли в спектаклях. Продукты получали по карточкам. В школе кормили горячими обедами.

Летом 1934 года Клаву отправили в пионерский лагерь в деревню Тетерино Терского района Мурманской области. Это на побережье Белого моря, в 300 км. на восток от поселка Умба по южному берегу Кольского полуострова. Были среди пионеров гармонисты, чтецы, певцы и танцоры. Давали концерты для местных жителей. Ходили в поле, собирали разные травы. Вместе с рыбаками ловили рыбу на морских тонях, чинили рыболовные снасти, работали на сенокосе, собирали ягоды. Как вспоминала годы спустя Клавдия Степановна: «кипела настоящая работа, и никто не хныкал».

Учёба и труд

А дальше была учёба в Мурманском педтехникуме. Помимо учебных часов Клавдия успевала активно заниматься в театральном и гимнастическом кружках, участвовала в лыжных соревнованиях.

На втором курсе некоторым студентам дали возможность поработать. Нашу героиню направили на ликвидацию безграмотности в отделение связи на Жилстрое. За эту работу получила она похвальную грамоту и 150 рублей, на которые купила себе демисезонное пальто.

Восемь студенток вечерами учились на медицинских курсах, в том числе и Клавдия Краснолобова. На выпускном вечере она получила два аттестата: учительский и медицинский.

После техникума приехала работать в Умбу в вечернюю школу учителем 3-го класса. По совместительству трудилась корректором в типографии «Беломорская волна». Потом была направлена в село Оленицы Терского района. Учила 1-3-е классы (по шесть учеников в каждом). В 1937 году опять трудилась в вечерней школе и литработником в газете. В июне 1941 года Клавдия поступила на первый курс Мурманского учительского института по специальности «русский язык и литература». Но начавшаяся война резко изменила жизнь.

Работа в школах

Клавдия Степановна в октябре 1958 года была назначена на должность директора школы № 97 нашего поселка. Она в воспоминаниях писала о том, что учителя, классные руководители посещали квартиры всех учащихся, знакомились с условиями их жизни. Шефом школы был строительный трест. По договоренности с управляющим этой организацией Людковским и начальником отдела кадров Тарасовым силами родителей и работников треста во дворе школы удалось построить слесарную и столярную мастерские для проведения уроков труда. За лето также успели отремонтировать спортзал. Все материалы для этого выделил трест.

В те годы положение в семье Листовых было тяжелым, так как очень болел Никифор Иванович. Клавдии Степановне приходилось бегать днем домой, чтобы сделать мужу укол. А 97-я школа была далеко от дома — на другом конце посёлка. Клавдия Степановна обратилась в Исакогорский районный отдел образования с просьбой перевести её в другое образовательное учреждение. Просьбу удовлетворили: Клавдию Степановну перевели на работу в среднюю школу-интернат № 2 (в этом здании сейчас располагается Новодвинская гимназия). Стала она учить русскому языку и литературе пятиклассников, вела кружок художественной самодеятельности. Почти все воспитанники играли в спектаклях, читали стихи, пели. И сама героиня моего повествования находилась в гуще общественной жизни: вскоре её избрали секретарем парторганизации, а через два года — председателем месткома. В 1964 году школу-интернат перевели в статус восьмилетней, а в поселке открылась новая средняя школа № 74 (ныне — № 4), куда Клавдия Степановна и перешла на работу.

Мне было очень интересно читать эту часть её воспоминаний еще и потому, что лично знаю тех, о ком велось повествование (сама училась в этой школе), и ситуации, которые характерны для школьных коллективов, мне тоже знакомы не понаслышке.

В нашем городе живут и здравствуют бывшие ученики Клавдии Степановны, которые — хочется верить — помнят свою учительницу. Закончила она свою трудовую деятельность в школе-интернате, выйдя на пенсию по состоянию здоровья в 1973 году.

И на заслуженном отдыхе Клавдия Степановна себе не изменила. По-прежнему много времени уделяла общественной работе. Часто выступала в школах города с беседами и лекциями. Была членом общества «Знание», лектором по военно-патриотическому воспитанию.

Встречи боевых друзей

Особое место в воспоминаниях Клавдии Степановны занимают встречи партизан Заполярья. Фронтовая дружба — это до конца жизни. Партизаны отрядов «Полярник», «Большевик» и «Сталинец» многократно встречались в Архангельске, Мурманске, Москве, Кеми, Кандалакше, городе Полярные зори. Активно работал совет ветеранов партизан Заполярья, в Мурманске был создан партизанский музей. Как много значили эти встречи для всех участников!

Теперь документы Клавдии Степановны и Никифора Ивановича Листовых находятся в городском архивном отделе. Уверена, что они заинтересуют наших горожан.

А в семье бережно хранятся орден Отечественной войны I степени, медали «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», «За оборону Советского Заполярья», «Ветеран труда», юбилейные медали и знаки. Эти реликвии будут передаваться из поколения в поколение.

Автор — Мария ИГУМНОВА, начальник архивного отдела городской администрации.