Да не умолкнут колокола

Обряд, который повторяется из века в векДа не умолкнут колокола. Пустозерск и ненцы, как ни странно, но эти понятия в нашей жизни тесно связаны между собой. Когда в июле 2014 года в Пустозерске состоялся крестный ход, приуроченный к юбилею первого заполярного города, то на противоположной стороне Городецкого озера представители ненецких родов собрались на мысе Виселичном, чтобы вспомнить далеких предков самодийцев, боровшихся за свои земли.

В этот день представители ненецкого народа в очередной раз посетили памятный знак Хэбидя Тен (Священная память), чтобы поклониться памяти тех, кто в прошлые века нападал на древний городок, защищая свои права на земли и святилища, расположенные по берегам Пустого озера.

Люди собрались на мысе Виселичном, чтобы вместе отметить 15-летие установки монумента на территории Ненецкого автономного округа. Если Пустозерску, с которым связана история нашего региона, исполнилось 515 лет, то памятному знаку Хэбидя Тен только пятнадцать.

Правда, как было отмечено на встрече, это нисколько не уменьшает значение события, ведь памятный знак, символизирующий связь поколений ненецких родов, стал первым подобным изваянием в НАО. Кроме того, 15 лет назад идея установки Хэбидя Тен объединила людей и послужила толчком к возрождению самобытной ненецкой культуры.

Отдать дань памяти представителям прошлых поколений, поклониться древней истории самодийцев приехали гости из Тиманской, Канинской, Малоземельской тундр, жители Нарьян-Мара, Красного и Колгуева.

Это было недавно, это было давно

Звучали воспоминания тех, кто открывал Хэбидя Тен 15 лет назад. Тогда, 6 июля 1999 года, на мыс Виселичный съехались более 70 человек. День был ветреный и пасмурный, но когда люди обратились к Нуму – верховному Богу всех ненцев, когда был проведен обряд жертвоприношения, прозвучали древние молитвы, небо очистилось от туч и показалось солнце. Удивительно, но 6 июля 2014 года все повторилось: после обряда очищения и жертвоприношения, после ударов бубна и звуков ненецкой молитвы Нуму, дождливая и ветреная погода сменилась на солнечную.

Во время самого действа люди вспомнили тех, кого нет рядом с нами, но кто участвовал в открытии памятника 15 лет назад. За эти годы река времени унесла от нас навсегда и первого президента ассоциации «Ясавэй» Александра Ивановича Выучейского. Нет хозяек ненецкого чума, который 6 июля 1999 года впервые был установлен недалеко от Хэбидя Тен: Анастасии Фёдоровны Михайловой и Надежды Петровны Талеевой, нет в живых и одного из тех, кто помогал делать из лиственницы этих сядэев – Владимира Антипина, нет Ольги Семёновны Терлецкой и Анатолия Ивановича Сядеева, нет Натальи Фёдоровны Варницыной, ушли из жизни и наши известные поэты – Алексей Ильич Пичков и Прокопий Андреевич Явтысый. На 15 человек, участвовавших в открытии памятного знака 15 лет назад, поредели ряды ненцев.

6 июля 2014 года рядом с ненецкими сядэями звучали эпические песни, рассказывающие о борьбе ненецких родов за свою свободу, за землю предков. Фольклорная группа «Ханибцё» поставила фрагмент спектакля по повести Пэля Пунуха «Стрела восстания» на ненецком языке. Все выступавшие на этой встрече отмечали, что мы не должны забывать свою историю, свои корни. Как бы ни менялись ценности, главное – это сохранение наследия предков, тысячелетиями создававших для нас с вами историю ненецких родов. Сохраняли и передавали, не имея возможности писать, в устной форме эту уникальную информацию, надеясь, что потомки смогут сберечь для будущих поколений их имена и названия самодийских родов.

 Что написано пером…

Сейчас кое-кто высказывает сомнение в самих фактах самодийских восстаний, утверждая, что ненцы жили со стрельцами в полном мире и согласии. Ответом сомневающимся пусть станут цитаты из исследований известных краеведов.

Краевед Александр Тунгусов в книге «Костер и светильник» пишет: «Ненцы называли Пустозерск – Санэр –Харад (селение на Печоре). В районе Пустозерска священная ненецкая сопка Сиера Хой, где было множество деревянных божеств ненцев, тут было жертвенное место, которое навещали даже зауральские ненцы. В 1669 году по указу царя с Холмогор было послано в Пустозерск 500 стрельцов в связи с нападениями на Пустозерск карачеевской самояди. В 1-й половине 18 века продолжались набеги кочевников на Пустозерск. Расправа с восставшими была жестокой: сначала пытали, а затем казнили. По преданиям, нападавших вешали на вековых лиственницах за Городецким озером, отсюда пошло в народе название мыс Виселичный».

В книге Николая Окладникова «Пустозерск и ненцы» есть такие слова: «Ненцы враждебно относились к основанию Пустозерска, считали, что отсюда исходит всё зло. Первое нападение на острог ненцы совершили в 1644 году. Две недели воевали, жен и детей в полон брали. Правительство сурово расправилось с восставшими. Царь Михаил Федорович приказал: «…вешать воров-самоедов по пять–шесть по дорогам, чтобы другим неповадно было, смотря на это». Набеги продолжались в 1661–1662 годах. В 1663 году Пустозерск вновь подвергся нападениям: «Пустозерский острог взяв, сожгли, воеводу и служилых людей побили…» Набеги были и в 1668–69 годах».

«По архивным документам карачеевская самоядь совершала набеги на Пустозерский острог в 1712, 1714, 1719, 1720–23, 1730–1731, 1746–1749 годах».

«Многих ненцев после поимки вешали на мысе Городецкого озера, по преданию, было повешено более 1000 человек. В качестве виселиц служили вековые лиственницы».

Кандидат исторических наук Маргарита Селькова в историко-краеведческом сборнике «История и культура ненцев европейских тундр» пишет: «В 1471 году Московский князь Иван Третий захватил все Новгородские земли, а в 1478 и сам Новгород. С тех пор ненцы Европейского Севера вошли в состав Российского государства, выплачивая ясачную, меховую или денежную дань вплоть до 1917 года. Русский царь стал основательно закрепляться, возводя на захваченных землях остроги. В 1499 году князь Семён Курбский с воеводами основали Пустозерский острог. Ненецкие племена отнеслись к этому очень отрицательно.

Воинственное племя Харючей не раз нападало на острог. В архивных документах это племя упоминается под именем «каменной самояди рода Карачейского». Из исторических источников второй половины 17 и начала 18 столетия известно, что нападения самояди на Пустозерский острог имели место в 1662, 1668, 1712, 1714,1720, 1723 годах. В 1730–1731 годах восстание охватило весь Пустозерский уезд. Восстание было подавлено силой огнестрельного оружия. Последние нападения Харючей на Пустозерский уезд относятся к 1746–1749 годам».

«В исторических документах в письме к царю старейшина Пустозерска Федор Кашпыреев пишет, что в 1661–1662 годах были битвы против ненцев из родов Ванюты, Выучи, Лохей, Валей… В 1662–1663 годах атаковали Пустозерск, торговое место было сожжено дотла», – утверждает Эйвин Равна в своей работе «Борьба за тундру».

Так гудит время

Время, безусловно, уже все рассудило и уравняло всех: и тех, кто жил за частоколом Заполярного городка, и тех, кто нападал на городок, защищая свои древние святилища, и не желал платить ясак пустозерским воеводам. Журналист газеты «Известия» Александр Дронов, побывавший сначала на месте, где стоял Пустозерск, а затем рядом со знаком Хэбидя Тен, очень точно сказал: «Глухо и басисто звенит древний пустозерский колокол, взывая к памяти человеческой, звонко и торжественно звенят медные колокольчики на ненецком святилище. Они не звучат отдельно друг от друга, их мелодия сливается в один общий гул, набат памяти. Так гудит время».

Автор — Ирина Ханзерова

Ссылка на источник — nvinder.ru от 7 августа 2014 г.