Что общего между Ледковыми и Паханзеда?

Что общего между Ледковыми и Паханзеда?

В последние годы ненецкое население нашего региона всё чаще начинает обращаться к корням, искать свои истоки.

Этнокультурный центр проводит встречи семей, где происходит знакомство слушателей с историей родов и фамилий. Правда, нередко становится очевидным, сегодняшние (ненецкие) фамилии ничего общего с названиями их древних родовых сообществ не имеют.

В последние годы наш регион стал территорией, открытой для туристов. Не удивительно, что после общения с коренным населением НАО и встреч в чуме приезжие всё чаще задаются вопросом, почему у окружных ненцев фамилии русские и совсем не похожи на ямальские, неужели у них не осталось ничего ненецкого. Мы, ненцы НАО, забыли свой язык, а на Ямале его сохранили. Поэтому там гораздо легче восстановить и родовые имена, и создать Красную книгу древних самодийских святилищ.

Чтобы разобраться с почти русскими фамилиями современных ненцев, нужно совершить экскурс в прошлое, лет этак на двести или триста. В то время по северной земле, где теперь располагается наш регион, кочевали вольные самодийцы, относившие себя к ненецким родам – Вэли и Тысыя, Худи и Харючи, Лидяӈг и Вэнуган, Окатэта и Хэтанзи и так далее. Всего, по запискам русских миссионеров, этих родов на землях «Канина и Тиуна до Печеры и Волонги-реки» насчитывалось более пятидесяти.

На сегодняшний день на территории Ненецкого округа истинно ненецких фамилий практически не осталось. Чего не скажешь о Ямале и Таймыре, где до сих пор в паспортных данных можно прочитать не только фамилии Езынги, Ябтунэ, Лапцуй, Яр, Айваседа, Худи, Хороли, Тохоли, Тэсида, Яунгад, Харючи, Хэно, но даже и исконно ненецкие имена.

Всё своё потеряли,
но в этом не виноваты

У нас всё началось, а точнее кончилось тогда, когда ненцев начали активно приобщать к православию. Русифицированные фамилии и имена – результат приобщения ненцев к христианству.

Специально организованная в XVIII веке миссия во главе с иеромонахом Неофитом была направлена сюда для крещения неверных. В первые же месяцы своей деятельности Неофит доложил в Москву Святейшему Синоду о том, что «с половины августа до ноября присоединил к православной вере через святое крещение 115 самоедов обоего пола, да о пятидесяти человек оглашенных», дав им «имена, достойные христианина». Крещение ненцев, начавшееся в начале XVIII века, продолжалось и в XIX веке.

Так, архимандрит Вениамин с 1825 по 1830 год крестил, по его отчётам, более трёх тысяч ненцев, получивших после обряда новые имена и фамилии, которые фигурировали позднее во всех государственных актах и метрических записях.

По воспоминаниям очевидцев, крещение ненцев в те годы выглядело весьма странно. Например, на Новой Земле крестили одновременно до ста человек. Для этого пришлось освятить воду одного из тундровых озёр. Его водой брызгали удивлённых ненцев. Под песнопения псалмов давали им новые имена и фамилии, которые тут же записывались в специальный регистрационный журнал.

Расскажем подробнее о фамилиях ненцев НАО. Прослеживаются несколько направлений, по которым на сегодняшний день их можно разделить. Во-первых, за основу бралось ненецкое название рода, к нему для удобства произношения или написания присоединялись русские суффиксы.

Например, фамилии СядэЕВ, СядэйСКИЙ произошли от ненецкого рода СЯДЭЙ, что в переводе с ненецкого значит узколицый или идол.

При обрядах крещения ненцев в XVIII – XIX веках очень часто использовались и перевод-ные варианты, когда название ненецкого рода находило аналог среди русских фамилий. Например, Бобриков – от ненецкого рода лидяӈг (бобр) или Канюков от ӈыера (канюк).

Давали и чисто русские фамилии, имевшие внешнее сходство с ненецкими словами. Например, Латышев (новая фамилия) – ненецкий вариант звучал как лата ся’’ (широколицые).

Ненцам совершенно произвольно давались русские фамилии, ничего общего с ненецкими не имевшие. Это было связано с фамилиями священнослужителей, принимавших участие в крещении.

Таким образом получили свои фамилии многие западные ненцы: Богдашины, Шангины, Назаровы, Шубины, Двойниковы, Большаковы, Лукопёровы и другие.

Ну а сейчас обратимся к значению некоторых наиболее распространённых ненецких фамилий НАО.

АПИЦЫН – фамилия, полученная от собственного имени Апица. Впервые упоминается в документах Пустозерского воеводы в 1517 году.

БОБРИКОВ – лидяӈг, от названия рода.

БАРАКУЛЕВ, БАРКУЛЁВ – от паркась, то есть выкроить, вырезать.

ВЫУЧЕЙСКИЙ – от рода ӈууця – связано с родовым знаком «Соломинка». Сегодня существует два варианта этой фамилии – Выучейский и Выучеев.

ВАЛЕЙ, ВАЛЕЕВ, ВАЛЕЙСКИЙ – от слова валёй (хитрый, интересный, удивительный).

ВЫЛКА – от первоначального вы – тундра (житель тундры, тундровик).

ВАРНИЦЫН – от ненецкого названия рода вара (чёрный гусь-поморник).

ЕВСЮГИН – от ненецкого слова евся, евко (сирота).

КАНЮКОВ – ӈыера (птица канюк).

ЛАТЫШЕВ – лата ся’’ (широколицый).

ЛЕДКОВ – русская фамилия, данная при крещении без ненецких аналогий. Ненецкий род, получивший эту фамилию, до крещения назывался паханзеда (паханзяда) – не имеющий корней.

ПЫРЕРКА – от тотемного знака рода пыря – щука. Пырярка – похожий на щуку.

ТАЙБАРЕЙ – от тай пари, тай париде (чернолобый), фамилия связана с родовым знаком.

ЛАПТАНДЕР – лабта я тер (житель равнины).

СЯДЭЙ, СЯДЭЙСКИЙ, СЯДЭЕВ – от ненецкого сядэй (идол) или ся тыя (узколицый).

СУЛЕНТЬЕВ – от сул – верхняя часть оленьей шкуры.

НОГОТЫСЫЙ – от нохо (песец) и тысый (запах, пахнущий). Охотник на песцов, пахнущий песцовым краем.

ХАТАНЗЕЙСКИЙ, ХАТАНЗЕЕВ – от ненецкого хэтанзи (сказитель, рассказчик), образованы с помощью русских суффиксов.

ХАНЗЕРОВ – от собственного имени Ханзера, первое упоминание о Ханзере, приехавшем из-за Урала с тремя сыновьями, встречается в Пустозерских актах 1525 года. Личное имя Ханзера принадлежало к Зауральскому роду Худи.

ЯНГАСОВ – я’ хасава – в переводе житель земли.

ЯВТЫСЫЙ – от яв’ тысыя образовано от двух слов яв (море) и тысыя (запах) – пахнущий морем.

МАНЗАДЭЙ – подвижный, жизнерадостный.

ЛЫМИН – от лы минта – крепкая кость.

ОКАТЭТА – многооленный (фамилия сохранилась у ненцев «Ямб то»).

Ненецкие фамилии Ямала до сих пор, благодаря тому, что население полуострова не подверглось христианизации, сохранили истинные имена и фамилии. Удивительное дело, но даже молодые люди здесь до сих пор гордятся не только названиями своих родов, но и именами, которые записаны в их метриках. Например, кто поверит, что в паспорте советского человека на Ямале в 1998-м может быть записано: Эдман Хасаватьевич Неркаги или Хотяко Майкович Езэнги, а данные ненца НАО, записанные в те же годы, звучат, например, как Иван Степанович Бобриков или Марфа Петровна Ледкова.

Сегодня очень трудно восстановить и объяснить значение некоторых ненецких фамилий, исходя из первоначального названия рода. Многие настолько видоизменились, что практически невозможно уловить их общее происхождение. Например, нелегко догадаться, что ненецкие фамилии ВАНУЙТА и ВАНЮТА – это одна и та же фамилия, а ВАНУКАН (ВЭН’ ХАН – собачья упряжка или собачьи сани) послужила первоосновой для фамилий и ВОНГУЕВ (Вэн Ха) – собачье ухо или коми вариант ВОКУЕВ, дошедший до нас от колвинских ненцев. Скорее всего, причина тут вовсе не в языковой ассимиляции, а в нерадивости тех, кто некогда записывал ненецкие фамилии в государственные акты. За примером далеко ходить не надо. Несколько лет назад семья оленевода-единоличника Окатэта из общины «Ямб то» наконец-то смогла получить паспорта, из которых следовало, что они называются не Окатэта (многооленные), а Нокрето. Как говорится, что услышали, то и написали воркутинские паспортисты, назвав карского оленевода словом, которого ни в ненецком, ни в коми, ни в каком другом языке отродясь не было. В общем, был Окатэта и нет многооленного ненца…

Так что не стоит удивляться тому, что мы не можем восстановить этимологию и значение некоторых фамилий, данных ненцам лет сто или двести назад.

Если же повезёт, то фамилия сможет рассказать нам о многом. Например, о том, чем занимались, где жили, кому поклонялись и даже какие внешние признаки имели представители того или иного ненецкого рода. Возьмём за основу самые известные ненецкие фамилии, а точнее названия родов ямальских ненцев, не подвергшихся крещению: Тэсяда – безоленные, Хэно – гордые, Яр – крутые, Яунгад – от явга (морское ухо или раковина), Худи – сила белого гуся, Ядне – спокойные, тихие, Айваседа – лихие, безбашенные и так далее.

Очень хорошо, что у нас ещё сохранились источники, позволяющие разобраться в принадлежности современных ненцев к тому или иному самодийскому племени. Можно сказать, нам ещё повезло по сравнению с некоторыми сибирскими народами: якутами, эвенами, манси, камчадалами, алеутами или чуванцами. Они вот уже лет двести живут с фамилиями Иванов, Николаев, Архипов, Гоголев, Мохнаткин, Коркин и Спиридонов, которые получили в «дар» от миссионеров.

Автор — Ирина Ханзерова

Ссылка на источник — nvinder.ru от 6 декабря 2018