Быть ли туризму на Мезенской земле?

Быть ли туризму на Мезенской земле?

Мезенские деревни Кимжа и Кильца приняты в Ассоциацию «Самые красивые деревни России». В настоящее время таких деревень шесть.

САМЫЕ КРАСИВЫЕ

Инициатором признания Кильцы самой красивой деревней, насколько я понял, выступил глава МО Козьмогородское В.А. Обросков. Его поддержали активисты и руководство района. Это великолепный шаг. Он может дать толчок к возрождению. Ну, или к имитации возрождения. Может остаться и незамеченным. Это уже зависит от жителей. Мне довелось побывать в Кильце и увидеть деревню своими глазами.

Я пока не специалист в области туризма и оцениваю возможность его развития на Мезени как человек, который сам много путешествовал по России. Поэтому не судите строго — моё мнение всегда в процессе формирования.

НУЖЕН ЛИ ТУРИЗМ МЕЗЕНСКОМУ РАЙОНУ?

Как я понял, сегодня в районе закрыты все предприятия, которые могли давать какую-то продукцию на вывоз из района. Разве что алмазы добывают. Но, будучи в Мезени, я в этот раз о них ни от кого ничего не слышал. Возможно, какие-то налоги от добычи алмазов поступают в районный бюджет, но эта отрасль, наверное, не встроена в экономику района.

По сути, район ничего не производит. Обслуживает сам себя за счёт существенных дотаций. Потеряны рынки сбыта, есть проблемы с развитием, продвижением и финансированием производства. Быстро падает численность населения района.

В таких условиях туризм чуть ли не единственная доступная возможность реального развития. Если жители поддержат, его можно развивать при минимальных вложениях средств. Туризм обязательно даст толчок к развитию других отраслей.

МАСШТАБЫ ТУРИЗМА

В Крыму за год отдыхает туристов в 2-3 раза больше, чем всё население Крыма. Люди приезжают надолго — от нескольких недель, до нескольких месяцев. Туризм приносит республике 12 процентов налогов.

В Мезенский район за год приезжают туристы в количестве 3-5 процентов от общего числа населения района, и, скорее всего, на небольшие сроки. Только несколько человек может жить на доходы от такого туризма. А для бюджета района он вообще незаметен. Конечно, с учётом экскурсантов масштабы чуть больше.

Судя по отзывам в Интернете, туризм в Архангельской области не развит. Даже на Соловки туристы едут обычно через Карелию, минуя Архангельск (так удобнее, ближе и дешевле). Холмогоры находятся в 70 км от областного центра, но, несмотря на удачное расположение и имя Ломоносова, туристов, опять же судя по отзывам в Интернете, немного.

Получше дела в Голубино и Малых Карелах. Но там, как я понимаю, в основном отдыхают, проводят корпоративы и встречи архангелогородцы. 8 марта в Голубино успешно провели уже традиционный «олений день».

Люди работают над развитием туризма и в области, и в районе, и в Кимже, и в других деревнях, но опыт показал, что развивать его в условиях севера сложно.

ВОЗМОЖЕН ЛИ МАСШТАБНЫЙ ТУРИЗМ НА СЕВЕР?

Весна, просыпается природа. Птицы с юга на север летят. А люди до того отдалились от природы, что называют её дикой и отдыхать отправляются на юг. Это нельзя признать нормой. Для развития правильного, естественного туризма и летнего отдыха мы должны эту аномалию вскрыть и разъяснять повсеместно.

Птицы улетают с юга из-за его перенаселённости, обилия хищников, избыточного и жёсткого солнечного излучения и по другим причинам.

На севере птиц привлекают пространство, обилие пищи и, самое главное и труднообъяснимое, великолепная энергетика. Природа не просто просыпается, она мгновенно расцветает. Этому способствует мягкое, но длительное солнечное излучение. За короткое лето растениям надо быстро созреть и дать семена, животным накопить силы на длительную и суровую зиму.

На человека воздействуют те же факторы, но реклама делает своё дело, и люди, вопреки здравому смыслу, стремятся на юг. А ведь ещё Порфирий Иванов говорил, что «для того, чтобы быть здоровым, нужны холод, голод и движение! А вся цивилизация стремится к теплу, сытости и покою. Люди всё делают для того, чтобы умереть». Вот и стремятся на юг — перегреваться, объедаться и в бессилии лежать на пляже.

Многие возразят, мол, возвращаемся с юга отдохнувшими и набравшимися сил. Конечно, ведь они меняли осточертевший образ жизни. Живя в городе (даже в Мезени), люди были озабочены зарабатыванием денег, а на юге озабочены тем, как потратить. Они меняют образ жизни и питания — на юге принято есть фрукты. Но фрукты, ягоды и овощи можно есть и на севере.

Загорели на юге — хорошо. Но загореть можно и на севере, в мягких условиях, а не в условиях жёсткого облучения. Ведь далеко не каждый человек чувствует себя на юге хорошо. Состояние многих ухудшается, иногда доходит до солнечных ударов, ожогов. Человек мучается, снижается аппетит, и это даёт оздоровительный эффект. Вернувшись в город, он чувствует значительное улучшение и начинает рассказывать о прелестях юга. Просто так принято в благородном обществе.

На севере можно получить оздоровительный эффект без этих мучений. А минутное пребывание в проруби оздоравливает лучше, чем дневное пребывание на юге. И гораздо дешевле. Но прорубь страшит, а многодневная пытка на юге привлекает — тепло, комфортно, арабская сказка.

Дешёвые фрукты на юге — это, конечно, хорошо. Но все фрукты, во-первых, культурные — то есть, не вполне естественные, отдалённые от природы. Во-вторых, чтобы не съели червяки, их в процессе роста активно поливают химией, а иногда ещё и красят для придания товарного вида. Не все фрукты подвергаются такой обработке, но отличить невозможно.

А на севере сохранились естественные плоды природы — разнообразные ягоды, грибы и травы. Их никто не культивировал, не обрабатывал, они сами выбирают себе наиболее благоприятное место произрастания. Их пищевая ценность намного выше южных фруктов и ягод, но на рынках городов черника продаётся дешевле вишни, черешни и даже клубники.

Наиболее известная трава — иван-чай. Он гораздо лучше заморских чаёв, которые окультурены, произрастают не на своей родине, и, к тому же, к нам часто в виде чая везут отходы. Иван-чай сейчас уже начали производить в Ленинградской области и в других местах, но мезенский будет лучше. Чем севернее он произрастает, тем больше в нём полезных веществ, например, витамина С.

В качестве большого препятствия для туризма на север многие рассматривают комаров. На юге их выжигает солнце. Они привлекают птиц на север, но почему-то пугают людей. С комарами есть естественные способы борьбы. Я пока не готов их описать — ибо не проверил на себе, но вопрос решаемый.

Вывод может быть только один: отдых летом на севере закономерен и естественен в отличие от отдыха на юге. Но созданная рекламой и молвой традиция работает пока против нас.

АРХИТЕКТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ

Ассоциация «Самые красивые деревни» создана для развития туризма и ремёсел. Для успешного развития туризма и сохранения высокого звания деревня должна соответствовать критериям отбора. Президент Ассоциации, профессор А.В. Мерзлов их кратко и чётко сформулировал:

— сохранённая самобытность;

— уникальное архитектурное и природное наследие;

— гостеприимство жителей;

— местная гастрономия;

— качество пейзажа.

Высокое звание Кильцы надо рассматривать как аванс. Ансамбль домов и пейзажи замечательные, но, по большому счёту, больше ничего нет. Да и дома требуют ремонта. Для начала надо хотя бы их выпрямить и укрепить крыши.

Но ради осмотра фасадов туристы массово не поедут. Есть Малые Карелы, деревни рядом с Архангельском, Пинегой. В Карелии есть аналогичные дома и тоже в красивой деревне.

В маленькую отдалённую деревню туристов можно привлечь, если рядом будут другие интересные объекты. В районе их много, но потребуются небольшие изменения. Например, в Кимже очень раздражает огромный рекламный щит магазина рядом с церковью. А в Мезени ими увешен весь Советский проспект. С Невского проспекта в Питере большая часть рекламы удалена. Чем Советский проспект хуже Невского?

Посмотрим на другие критерии, чтобы оценить возможности и фронт работ.

МЕСТНАЯ ГАСТРОНОМИЯ

В гостевых домах готовят какую-то местную еду. Но надо, чтобы местное было во всех столовых и магазинах. И посуда должна быть местной, а не подделкой под китайский фарфор.

Захожу в магазин. Только задумайтесь: даже картошка, судя по цене, привезена из Архангельска. Треска дороже, чем в Питере. Радует, что хлеб пока ещё продаётся без пластиковой упаковки.

Алкоголь — отрава. Но, если пьют, то пусть в магазинах будет архангельская отрава, а не заморская. И не только в Кильце и Кимже — во всём районе.

Из Мезенских брендов встретил только чёрный пряник. Я понял, что составляющие — мука, сахар, яйца, сметана, масло, соль, сода — всё привозное. Но гордость всё-таки появляется — вода и пекарь из Мезени. Сделано на родине. Взял пару пряников в Питер.

ГОСТЕПРИИМСТВО ЖИТЕЛЕЙ

Я без проблем поселился в Кильце на пару дней. Зашёл в первый дом, и мне не отказали.

Но, как я понял, всё-таки, не каждого туриста жители готовы принять. Это закономерно и, думаю, что не будет сильно мешать развитию туризма. Общаясь с жителями в библиотеке, магазине, на улице, я чувствовал благожелательность. Это главное.

Смутила меня другая проблема. Ещё по пути из Архангельска в Мезень водитель проехал мимо голосующего человека, хотя машина была загружена лишь наполовину.

Я решил проверить и не стал заказывать машину из Кимжи в Мезень, а просто пошёл по дороге. Как раз должна была идти машина Автолайна. Я дошёл почти до развилки Мезень- Лешуконское, мимо прошло несколько машин, прежде чем парень остановился и подбросил меня до Дорогорского (он ехал туда).

От Дорогорского я прошёл не менее 5 километров, прежде чем удалось остановить попутку. Опять несколько машин прошло мимо. Летом это было бы почти нормально. Но зимой, когда мороз за минус 20.

Конечно, для меня это было не страшно, но ведь неизвестно, по какой причине и в каком состоянии человек мог оказаться в мороз на дороге. Частники — сложный вопрос, но Автолайну и другим перевозчикам, учитывая, что они напрямую работают с туристами, надо пересмотреть отношение к попутчикам. Отношение к ним тоже говорит о гостеприимстве.

СОХРАНЁННАЯ САМОБЫТНОСТЬ

Поморы, староверы уходили на Север — подальше от государства, дорог, субсидий, кредитов. И в этой суровой глуши без всякой внешней поддержки наши прадеды создавали условия жизни, при которых жили лучше, чем жители средней полосы России.

Основа самобытности поморов не в следовании каким-то обрядам, нарядам или ремёслам. Основа поморской самобытности — самостоятельность, самообеспечение, счастливая жизнь в соответствии с местными условиями и опытом предков.

ЦЕЛЬНОСТЬ БЫТИЯ

О какой сохранённой самобытности может идти речь, если в лучшей деревне не осталось ни одной лошади, коровы, козы и даже курицы? Только кошки и собаки. И весь район живёт примерно так же. Это полная зависимость от государства. А если прекратится снабжение?

Как пример, В.В. Путин, став Президентом, начал в первую очередь заниматься именно суверенитетом России. А регионам, районам, деревням и даже каждому конкретному человеку требуется достижение самообеспечения, чтобы жить счастливо, не боясь колебаний настроений верхов или экономики, чтобы быть уверенными в будущем. Ведь даже спад рождаемости, отъезд молодёжи в хвалёные города вызваны именно неуверенностью в будущем. Самообеспечение — это не отделение от России, а обретение нового статуса — статуса хозяина земли русской.

Я восхвалял выше энергетику Севера. А какая сейчас в Кильце энергетика? Энергетика пенсионеров. Да, они трудились всю жизнь, многие трудятся и поныне, в том числе на рыбалке, охоте, в огороде. Они вызывают уважение. Но туристы, если в деревне не будет ничего производиться на продажу, станут воспринимать её умирающей. Поэтому внуки приедут и будут счастливы с дедушкой и бабушкой, а туристы не поедут.

Основному контингенту жителей Кильцы уже сложно содержать скот, но земля по- прежнему рождает ягоды, грибы, травы. Наверное, они доступны большинству. Главное в самобытности поморов — самообеспечение. Предки, придя в северные необжитые края, неизбежно должны были начинать жизнь с собирательства. И сейчас постепенное увеличение в питании доли даров природы поможет в значительной степени восстановить самобытность.

Переход на местные продукты будет способствовать также и снижению заболеваемости, снижению зависимости от врачей, которых нет.

НУЛЕВАЯ ВЕРСТА

Недавно в Мезени установили «нулевую версту». Это великолепный символ. Точка отсчёта, точка старта. Стартовать нам предстоит от нуля. Туристического интереса ни Кильца, ни район пока не представляют.

Есть разные подходы к развитию туризма. Можно надеяться, что приедет барин, построит гостиницу, и будет заколачивать бабки. Но жителям от этого ничего не перепадёт. Разве что дорога, да и то под вопросом.

Туризм надо развивать самим. Все необходимые ресурсы в деревне есть. Такое развитие туризма не разрушает деревню и не препятствует, а способствует другим направлениям развития, возрождению района в целом, обретению смысла и радости в жизни.

Мне высказывали удовольствие оттого, что кто-то ходит (кроме меня), фотографирует старинные дома в другой деревне. Мол, мы кому-то нужны! Это пассивное желание объекта. Поморы должны быть субъектом. Надо перестать ждать, вспоминая былое, а активно действовать самим.

Район живёт прошлым, а надо жить будущим.

Нулевая верста. Маршруты показаны не по дороге, не по тропинкам, а напрямую, по бездорожью и морю — то есть, так, как наши предки и ходили.

Мой прадед сопровождал Колчака в полярной экспедиции в 1903 году. До этого он ходил на Грумант. Сейчас туда, наверное, никто из мезенцев не сможет повести экскурсию. Нет желающих и нет необходимости, но этот перспективный маршрут на нулевой версте указан.

ДОРОГА

В Кильце ждут дорогу, но решения о строительстве пока нет. Я специально уточнил у специалиста по туризму администрации МО «Мезенский район» А.В. Крючковой. Она обещала пробивать, но успех не гарантировала.

Чтобы деньги были выделены, нужна заинтересованность руководства района и области. Если дорогу в Кильцу надо строить для 30 пенсионеров, то скажут, что легче переселить. Если строить ради увеличения нулевого потока туристов на 10 процентов, то нет смысла. А если деревня выступит локомотивом развития района, то расклад совсем другой.

СРОЧНОСТЬ

С развитием туризма нельзя затягивать. Пока в России всего 6 деревень признаны самыми красивыми, можно рассчитывать на всероссийскую известность. Ассоциация намерена включить в список до 200 деревень в разных регионах, и тогда это преимущество уйдёт. Регион охвата сузится до размеров нескольких областей.

Если же через 5 лет не будет существенных сдвигов, то деревню могут исключить из списка. Работа предстоит срочная и серьёзная.

Думаю, что руководство района должно поддержать. Всем надо, чтобы район работал, приносил пользу людям и зарабатывал деньги, а не жил исключительно на дотации.

МОЁ УЧАСТИЕ

Желающих развивать туризм в Кильце, в общем-то, пока нет.

Начало пути. Перспективы туманны. Многие говорят, что это безнадёжное мероприятие. Их можно понять. Я перечислил далеко не все проблемы, которые есть и ещё возникнут. Но мне не впервой заниматься безнадёжными делами. Получалось неплохо. А в данном случае уже на начальном этапе народ откликается, соскучился по настоящему делу.

Сейчас у меня не лучший период. Нахожусь в состоянии поиска — прошлая жизнь закончилась, надо начинать новую. С деньгами туго, но всё решаемо. Главное, что есть желание. Путей много, но чувствую, что могу быть полезным на родине.

В.А. Обросков предложил комнатку в бывшем детском садике. Гостевой домик из него в будущем, на мой взгляд, вряд ли удастся сделать. Разве что место для ночлега. Скорее, можно будет сделать кафе-столовую, если удастся запустить работу нескольких гостевых домов или палаточного лагеря.

На сегодня всё, что мне доступно — это приезд, огород (думаю, что выделят землю), сбор трав, ягод и грибов, рыбалка. Ну, а также реклама, работа по созданию музея и продвижению бренда Кильцы. Многое придётся изучить. Это важный этап подготовки, но желательно уже начать приём туристов. А для этого мне необходим дом. Пока не нашёл.

ПРОШУ

Поэтому я прошу жителей и руководство района оказать содействие в приобретении дома.

Некоторые дома стояли пустыми много лет. Ещё немного и разрушатся. Похоже, что вандализма по отношению к старым домам в Кильце нет. Почти снесён дом № 4, а большинство стёкол на месте. Но, тем не менее, дом стал аварийным и сносится, чем нанесён ущерб облику деревни.

Ссылка на источник — http://север 06/04/2018/