Только чёрному коту и не везёт

Только чёрному коту и не везёт

Герои этого материала – супружеская чета Терентьевых из Неси. Счастливую пару на днях наградили медалью «За любовь и верность».

Если сложить общий трудовой стаж Александра Егоровича и Тамары Гавриловны Терентьевых, то цифра получится внушительная – больше 60 лет. Глава семьи начал трудиться в Мурманском траловом флоте, затем вернулся в родную Несь. Работал в колхозе «Северный полюс». Больше 33 лет отдал оленеводству. Его верная жена Тамара Гавриловна работала в бюджетной сфере, а после свадьбы вместе с мужем кочевала по тундре. В семье двое детей, которым родители дали достойное образование.

…Гостей на пороге их дома встречает красивый, чёрный как смоль котик. Александр Егорович берёт животное на руки, и котофей пристально глядит на журналиста «НВ» ярко-жёлтыми нахальными глазищами.

– Чёрного кота хозяин захотел завести, – мягко улыбается Тамара Гавриловна. – До этого был рыжий и пушистый котик Марсик, на рысь похожий. Саня мой верит, что коты забирают у хозяев все болезни, вытягивают негативную энергию и берут её на себя. Наши питомцы постоянно Александру Гавриловичу на грудь ложатся, когда он на диване отдыхает. Лежат у него, муркают, лапками массаж делают. Ко мне так не лезут, – в голосе хозяйки проскальзывает нотка обиды.

Сапфировые сокровища Неси

Сапфировые сокровища Неси

В воскресенье, в День семьи, любви и верности, в старинном селе Несь состоится праздник «В семье исток, в семье начало», где будут чествовать шесть семей, проживших в браке более сорока лет.

Некоторые супружеские пары уже отпраздновали сапфировую свадьбу, то есть 45 лет совместной жизни, а кто-то только готовится. Почему олицетворением этого срока является сапфир? Считается, что искристый камень красивого синего цвета означает муд-рость, наделяет своих владельцев силой духа, терпением, упорством. О секретах долгого счастливого союза на страницах «НВ» рассказывает семейная пара – Алексей и Нина Коткины из Неси. Счастливые супруги также удостоены окружной награды – медали «За любовь и верность».

Мал золотник, да дорог

Мал золотник, да дорог

Из открытых дверей библиотеки Этнокультурного центра доносится ненецкая речь. Мягкий канинский говор течет веселым ручейком, перетекает от собеседника к собеседнику, как много лет назад, когда в семье Якова Егоровича и Феодосии Павловны Бармич родилась старшая дочка Маша.

На сегодняшний день Мария Яковлевна Бармич – почетный профессор Российского Государственного педагогического университета имени Герцена, которая вот уже полвека профессионально занимается исследованием родного языка, готовит специалистов высшей квалификации по ненецкому, энецкому и нганасанскому языкам, автор 140 научных работ, в числе которых более тридцати пособий для ненецких школ.

Первому учёному среди ненецких женщин Марии Бармич исполнилось 84 года

Первому учёному среди ненецких женщин Марии Бармич исполнилось 84 года.

Мария Яковлевна  Бармич — почётный профессор РГПУ имени Герцена, ведущий специалист по ненцеведению, она продолжает активно работать. Её авторству принадлежат около 140 научных трудов, 37 учебников и учебных пособий, и русско-ненецкий словарь, который Мария Яковлевна считает одной из самых важных своих работ.

Говорит, что работала над его созданием всю свою жизнь, как только услышала первое русское слово.

— Когда я услышала первое русское слово, мне сразу захотелось понять, как сказать это по-ненецки, захотелось узнать, как это русское слово будет звучать в моем языке. И, оказывается, это слово в моем языке тоже может быть произнесено и написано. Я сидела как-то и печатала, ко мне подошла моя пятилетняя правнучка. Я ей говорю: ты мне не мешай. А она спрашивает: что ты печатаешь? Словарь пишу. Слово на русском, потом перевод на своём языке. Она спрашивает: неужели ты знаешь их все? А я отвечаю, что поэтому я слова и записываю. Если забуду, посмотрю в словарь и вспомню,— рассказала в одном из своих интервью Мария Бармич.

Люди снега

Люди снега.

«…Александра, Александра, этот округ наш с тобою, стали мы его судьбою…», – так и хочется переиначить известную песню, начиная свой рассказ о женщине, которая знает свое место. В самом хорошем смысле, без всякой иронии. Героиня этой рубрики сознательно выбрала кочевую жизнь в тундре, несмотря на высшее образование и соблазны цивилизации.

Первая встреча с Александрой Латышевой состоялась необычным образом. Наша третья по счету снегоходная арктическая женская экспедиция, о которой читайте в ближайшем выпуске «НВ», шла в Несь на оленеводческий праздник «Канин мэбета». За спиной около двухсот километров дороги, и силы наши были практически на исходе. До села оставалось совсем немного, на часах десятый час вечера. И вдруг в чернильной темноте неровный свет фар выхватил совсем рядом, на обочине, неподвижные фигуры. Зрелище было феерическое. Мы словно в замедленной съемке проехали мимо театра восковых фигур. Очертания чумов, людей в паницах и совиках, оленьих упряжек – все было неподвижно. И лишь собака, кинувшаяся облаивать наш снегоход, развеяла страх. Стало понятно, что это не морок и не чудовищная инсталляция. Просто мы проехали мимо чьей-то оленбригады, которая, как и мы, спешила на праздник в Несь. И их пугающая неподвижность – усталость больше нашей. Живых оленей гнать – не гашетку на снегоходе жать.

12345...8