Откуда канинская паница в Краковском музее?

Поляки в заполярной тундреПоляки в заполярной тундре. Недавно в Нарьян-Маре побывали представители Краковского этнографического музея Яцек Кукочка и Анджи Дыбчак. Ученые из Польши живо интересовались ненецкой культурой и языком.

Признаться, все это меня озадачило, поскольку каждый из нас знает, что к истории и культуре ненецкого народа европейцы-поляки никакого отношения не имеют: их корни – в иных краях, далеких от Крайнего Севера. С европейцами – финнами все понятно: Кастрен и Лехтисало – люди северных широт, первыми обратившие внимание на древние самодийские племена, их историческое прошлое и культурное наследие. Но при чем здесь подданные польского государства?
Вся предыстория приезда польских этнографов в Нарьян-Мар стала мне понятна позднее, после общения с ними.

Кречатьи помытчики на Канине и Тимане

Сапсан - хищная птица из семейства соколиныхКречатьи помытчики на Канине и Тимане. На Руси с древних времён любимым увлечением удельных князей и царей была соколиная охота, то есть охота с применением ловчих птиц — соколов и кречетов. Упоминание об этом мы находим не только в исторических источниках, но и в таких литературных источниках древности, как «Слово о полку Игореве», «Поучения Владимира Мономаха» и других. Красочно описал соколиную охоту во времена Ивана Грозного известный русский писатель Алексей Константинович Толстой в своём знаменитом романе «Князь Серебряный».

Известно, что ловчие птицы входили в состав дани, выплачиваемой русскими князьями Орде. Они являлись непременным атрибутом средневековой дипломатии, пользовались большим спросом у иноземных правителей, особенно на Востоке.

Отсюда понятно, сколь большой спрос был на ловчих птиц на Руси в те времена. В немалых количествах их доставляли из Сибири, с Севера, в том числе с Печоры, Канина и Тимана.

Листы каменной книги

Каменная книгаЛисты каменной книги. Россия всегда была государством многонациональным. В прошлые века большинство народов, ее заселяющих, назывались не иначе как инородцами или неверными. Позднее появились чухонцы, югра, лопари, самоеды, гольды, остяки, тунгусы, якуты и прочие народы, само название которых ничего общего с этими названиями не имеет. В большинстве исторических и исследовательских документах тех лет все многочисленное нерусское сообщество так и закрепилось под этими именами. Главными же документами, повествующими о жизни населения российских окраин, стали «Епархальные ведомости», в которых подробно рассказывалось о нравах «сиих народцев» и просветительской деятельности многочисленных миссионеров, отправленных Священным синодом для привлечения «неверных» в православие.

Праздник, которому 80!

80 летПраздник, которому 80! Мы привыкли к тому, что в России то и дело исчезают старые, советские праздники, появляются новые: всплывают из прошлого полузабытые события, выискиваются героические имена, вокруг которых подчас искусственно выстраивается череда праздников. Ну что тут скажешь — это наша действительность! Раньше были одни причины для всенародных гуляний, затем, после Октябрьской революции — другие, а с 90-х годов ХХ века общегосударственные праздники в очередной раз подверглись процедуре передела и переименования. В общем, шей да пори, и не будет пустой поры…

Возвращаясь к истокам

Возвращаясь к истокамВозвращаясь к истокам. В последние годы люди все чаще начинают обращаться к своим корням, возрождают родовые гнезда, строят часовни, восстанавливают храмы. Не исключение и наш Ненецкий округ. Правда, речь сейчас пойдет не о часовнях, которые появляются нынче во многих окружных селах, а о восстановлении древних ненецких святилищ. История — вещь тонкая, особенно, если она связана с этническими культовыми местами коренных жителей Крайнего Севера.

Начиная с XVI века, священные места самодийцев планомерно уничтожались: сначала российским самодержавием, а затем, вкупе с церквями и другим прочим «опиумом для народа», уже пролетариями. Вот и получилось, что языческие культовые места северян были подвержены двойному прессингу. Исключение составили разве что самые отдаленные святилища ненцев да еще те, которые представители ненецких родов постарались скрыть или спрятать от буйствующих атеистов.