На сыпучих сопках

На сыпучих сопках

(Материал из окружной газеты «Нярьяна-Вындер», от 3 января 1940 года.)

“10 лет назад на берегу реки Шойны, при впадении ее в море, на сыпучих сопках – дюнах, стояли две рыбацких, покосившихся избушки.

Ветер, волны, пурга. И никого. Изредка бывали здесь заезжие рыбаки, половить осенней наважки, да заглядывали в поисках пушного зверя охотники.

1930 год положил конец вековой тишине, висевшей над полуостровом. И хотя ветер, море, сопки оставались теми же, Шойна перестала быть безнадзорной, стала рыбопромысловой базой.

За 10 лет существования её, здесь выросли – 2 небольшие электростанции, рыбоконсервный завод, цеха первичной обработки рыбы, гиметеостанция, механические мастерские Канинской моторно-рыболовной станции.

Не заезжие рыбаки, а местные, вооруженные усовершенствованными орудиями лова, стали промышлять рыбу на Канине, выезжая в море на огненной лодке “ту нгапо” (моторный бот).

Ожило море, ключом забила жизнь на берегах Шойны. Во стократ увеличилось население по сравнению с 1929 годом.

Появились в Шойне мастера новых профессий: механики, слесаря, ботоводители, мотористы, прокатчики, обрезиновщики, обжарочники, засольщики, шкерщики и другие.

Потребовались специальные знания в рыболовном деле. И рыбак учится, повышая свою квалификацию на курсах и семинарах. Вместо улова в 20 – 30 центнеров наваги за сезон рыбаки – колхозники за один летний сезон дают государству десятки тысяч центнеров – трески, пикши и других пород рыб. Промышляют рыбаки и навагу, но только не десятки, а сотни центнеров добывают они уже ее. Кроме того, поставляют стране рыбаки десятки тонн белужьего жира и мяса акулы.

Шойна сейчас, это несколько десятков жилых домов, электрический свет в квартирах, больница – как средство охраны здоровья людей, советские школы – где право на образование широко использует не только молодое поколение, но и взрослое. Шойна – это клуб, кино, радио, библиотеки.

Изменился за 10 лет и облик тундры. На полуоседлый образ жизни переходит кочевое население. В колхозы объединились ненцы, чтобы жить радостно и зажиточно. Изменился быт. Прочно вошла в жизнь населения культура.

Вышли из лексикона ненецкого народа термины – бедняк, батрак, осталось одно – колхозник, материально обеспеченный, рационально трудящийся, культурно отдыхающий.

Шойна – форпост советской культуры, кузница кадров. Не одну сотню грамотных ненцев выпустила школа в Шойне за эти 10 лет.

Растут кадры рабочих из местного населения. Ненец И.Г. Пичков – работает заместителем директора рыбозавода, Варницына С.В. – стахановка консервного завода – образец дисциплины и социалистического отношения к труду, депутат райсовета.

Многие учащиеся Канинской ненецкой школы продолжают учебу: П.Я. Ванюта, П.С. Вокуева – студенты отличники педучилища. Многие работают. М.Ф. Ханзерова – инструктор окружкома комсомола, Хатанзейская П.В.  – депутат и заместитель председателя райсовета, А.П. Сулентьев – зав. Красным чумом, Тальков В.А. и Ардеева Н.Ф. работают счетоводами колхозов и т.д.

С каждым годом все большее значение приобретает поселок, возникший на сыпучих сопках – дюнах. Замечательны перспективы Шойны. В ее окрестностях находят советские геологи слюду, уголь, нефть.

Шойна растет не по годам, а по дням. Бурно расцветает здесь, за полярным кругом, рыбодобывающая и рыбообрабатывающая промышленность. Увеличивается флот моторно-рыболовной станции. Строятся новые школы, жилые дома, здания цехов, мастерские.

Автор — Н.С. Карпов – орденоносец, депутат окружного Совета.