В Холмогорском районе прошёл пресс-тур ко дню рождения Ломоносова

В Холмогорском районе прошёл пресс-тур ко дню рождения Ломоносова

В роли распорядителя и экскурсовода экспедиции выступил Николай Выморков, директор музея Ломоносова.

– Всему лучшему в себе Холмогорский район обязан Михаилу Васильевичу. Вот кто здесь настоящий драйвер развития территории! До сих пор на малой родине порядок и благоустройство наводит.

На белом теплоходе через Курополку, на белом мерседесе — по Курострову

Наш приезд в календарной сетке визитов — между RT и National Geographic. Наш микроавтобус «Мерседес» на пароме — между школьным «Хёндай» и «буханкой» судебных приставов. Грани жизни.

Село Ломоносово, как известно, находится на острове. Но, как оказалось, это известно не всем, особенно из тех, кто сюда едет впервые. Детей завораживает паром — для них это настоящий аттракцион. А пожилых «диких» туристов удивляет пеший переход почти в три километра от переправы до пункта назначения. Некоторые, правда, воспринимают его как своего рода паломничество. Бывает, что зимой переходят реку пешком, отказавшись от транспорта. Остальные предпочитают доплатить за «трансфер» или попроситься в попутку.

Не без пруда, но и без рыбки

Единственный ориентир, позволивший приблизительно определить предполагаемое местонахождение усадьбы Ломоносовых — пруд, в котором, по преданию, Василий Дорофеевич разводил рыбу. Достоверность предания сомнительна: даже увеличенный экскаватором лет десять назад водоём вряд ли это позволит в силу размера.

– Вот где‑то здесь, — поводит рукой Николай, — остатки усадьбы. Она объявлена объектом культурного наследия, но где точно находится, никто не знает. Так и живём.

Музей начинается с туалета

По деревянным мосткам попадаем в здание. Фасад выглядит вполне благополучно, но впечатление обманчиво. По словам директора, даже в свой кабинет он иногда попадает с помощью столярных инструментов. Когда здание «гуляет», дверную коробку перекашивает, и дверь просто заклинивает. А за плинтусами скрываются такие дыры, что ещё чуть-чуть — и летом можно будет через них рвать траву, а зимой, естественно, наметёт сугробы. Но простым ремонтом дело не исправить. Здание историческое, возможна только реставрация.

– Всех интересует местная «тайна туалета». Приезжают высокие делегации — вот он туалет, пожалуйста. Приезжает группа туристов — туалет закрыт. Разгадка проста: канализация и водопровод проходят практически по улице и зимой перемерзают. А вентиляции в туалете нет вовсе. Соответственно, интенсивная эксплуатация противопоказана. Поэтому отправляем группы на косторезную фабрику рядом, там полностью оборудованные места общего пользования. А потом уже на экскурсию.

На расстоянии руки

Открывает экспозицию картина Алексея Румянцева «Быт поморской семьи». На первый взгляд — классическая сцена возвращения помора с промысла. И сразу вопрос от нашего гида: что здесь не так? Выясняется, что описание быта здесь весьма условное. Вряд ли Елена Ивановна хлопотала у печи в парадном сарафане. И дедушку, скорее всего, отправили бы из передней чинить сети на поветь: очень уж они пахучие. И игрушки у маленького Мишани больно странные — кто‑то среди них видит даже диснеевского медведя Балу.

– Да и сам Ломоносов давно уже стал отчасти легендой, где‑то условной, а где‑то и вымышленной, — резюмирует Николай.

Музей пережил реновацию — экспонаты в свежей подаче стали смотреться выигрышнее. Удивляет открытость: ко многому можно прикоснуться в прямом смысле слова. Дети с удовольствием взвешивают в руках огромную настоящую берцовую кость мамонта. На одном из стендов — разноцветные карточки событий из жизни Ломоносова, вывешенные в хронологическом порядке. Каждую можно снять, повертеть в руках, почитать и повесить обратно. Отдельный планшет — с косторезными инструментами. Именно с их изготовления начиналось обучение любого мастера: какой инвентарь сделаешь, с таким работать и будешь. С очень близкого расстояния можно рассмотреть и коллекцию минералов. К искусному макету усадьбы заботливо приставлена скамеечка, чтобы даже малыши смогли взглянуть на миниатюрную композицию.

Открыты к просмотру и пока ещё не завершённые проекты, например, стенд, демонстрирующий преемственность и взаимосвязь трудов Михаила Васильевича с исследованиями других учёных. В процессе работы с источниками добавляются новые красные нити между их карточками-профилями. Вполне себе научная сеть и её социальный граф получаются.

Автор концепции — известный архангельский дизайнер Виктор Тяпков, историк по образованию. Он заложил в неё серьёзный потенциал, спроектировал музей, что называется, «на вырост». Именно поэтому здесь так много ещё неосвоенного пространства: пустых полок, шкафов, ниш и секций. Но несмотря на это, музей выглядит очень цельным и по‑домашнему уютным.

Не хочу жениться, хочу учиться!

Николай продолжает:

– Часто спрашиваю детей на экскурсии, почему Ломоносов ушёл в Москву? Говорят, тяга к знаниям сильная была! Наверное, да. Дополнительной весомой причиной стало то, что его хотели женить, а он был против. Вот и сказался сначала больным, а потом и вовсе покинул родную Мишанинскую. Навсегда.

Под стеклом на стендах-островах настоящие раритеты: «Грамматика» Смотрицкого и «Арифметика» Магницкого. Подобные юный Ломоносов прижимает к груди на знаменитой картине Кислякова.

Очень не хватает музею настоящего научного сотрудника, хоть должность такая и есть в штатном расписании. Непросто найти на Курострове специалистов с нужным образованием да компетенциями.

– А давайте, — предлагаю, — найдём нужного человека в Москве, да и женим его на местной красотке! Вот и останется он тут, хозяйством и детками обзаведётся. Москва вернёт селу свой долг…

Планы и проекты

О развитии музея разговоры ведутся давно. Известный архитектор Вадим Кибирев, так много сделавший для Архангельска, — автор одного из первых проектов. По словам Николая Выморкова, он просто потрясает своими масштабами.

В основе же текущего плана переустройства — большое предварительное исследование с анализом инфраструктуры, архитектурного облика села и потоков вешних вод. Идея — сохранить основную часть исторического здания, сзади пристроить большой зал науки, в который посетители будут попадать «путём Ломоносова» — с напольной инфографикой и схемой маршрута. Формат представленной здесь фактуры продемонстрирует связь науки XVIII века с наукой современной, чтобы осветить роль великого учёного в ней. Интерактивные стенды, проекторы — зал обещает быть мультимедийным и передовым даже по столичным меркам.

В другой части пристройки, не связанной с залом, предполагаются кафе, библиотека, хостел, фонды, котельная (потому что сейчас температура в музее падает до плюс трёх и ниже). А снаружи запланирован дворик для летних фестивалей и зимних детских забав. Оставят и старый амбарчик — в нём планируется мастерская косторезов с пространством для мастер-классов и небольшой экспозицией.

– Всё это великолепие вот уже который месяц мы показываем важным гостям. Все кивают, говорят: «Классно, классно». Даже президент РАН высоко оценил, сказал: «Надо делать, искать средства». Но денег ни у кого нет, а их нужно полмиллиарда. И если с помощью власти здесь никакой туристический центр не появится, то ждать денег от бизнеса можно очень долго и, скорее всего, не дождаться. Одна надежда на драйвера нашего Михайло Васильевича.

Автор – Ян Мальцев

Ссылка на источник — Правда Севера за 08.11.2021 г.