Рассказ сына об отце — фронтовике

Рассказ сына об отце — фронтовике

Из книги генерала В.А. Соколова «Пулковский рубеж»:

«Особую стойкость и огневую выучку показал 47-й корпусной артиллерийский полк (командир полка подполковник Каштанов). Корпусные полки при отходе пехоты часто оставались одни и с честью выходили из единоборства с пехотой противника, выводя орудия, батареи поэшелонно в расположение своих войск.

С 22 июня 1941 года по 20 августа 1941 года полк подавил 13 батарей противника, нанеся материальный ущерб.

В августе-сентябре 1941 года отступает с боями через Нарву, достиг Ораниенбаума, где в течение первой половины сентября 1941 года ведёт бои.

С 19 сентября 1941 года снимается с Ораниенбаумского плацдарма и силами КБФ переброшен в Ленинград. В конце сентября 1941 года на южных подступах к Ленинграду вошёл в состав 42-й армии, поддерживал советские войска в их частных наступательных операциях и вёл контрбатарейную стрельбу (полк обслуживал 789-й отдельный разведывательный артиллерийский дивизион)».

«Особенно отличились в этот день (23 сентября 1941) артиллеристы 47-го корпусного артполка, устроившие в полном смысле слова кладбище автомашин с пехотой противника на перекрестке шоссейных дорог в районе Финского Кайрово».

“Мой отец Григорьев Василий Федорович начал свою трудовую деятельность учеником электромонтёра и работал до призыва в 1941 году в РККА / Рабоче — Крестьянскую Красную Армию /.

Воевал под Ленинградом — Пулковский рубеж. 47 корпусной артиллерийский полк. В октябре 1941 года был тяжело ранен осколком авиационной бомбы / на спине остался огромный шрам размером 5 на 10 см/. Осколок прошёл рядом с сердцем в одном сантиметре.

Тяжелораненых солдат вывозили из Ленинграда на грузовых автомашинах по льду озера Ладога, «дороге жизни» — единственному пути, который связывал окружённый фашистами блокадный город с большой землёй.

По рассказу отца, когда колонна машин с тяжелоранеными двигалась по льду озера Ладога, налетела немецкая авиация и автоколонну разбомбили.

Одна из авиабомб упала перед машиной, в которой находился отец. Машина стала тонуть в образовавшейся от разрыва полынье. Большинство тяжелораненых   было не ходячих и   все они вместе с автомашиной ушли под лёд. Отцу удалось чудом выскочить из машины перед самым её погружением и спастись.

Отец рассказывал, что успел заметить, как   ещё один раненый солдат   из их     машины выпрыгнул с борта автомашины.

Бомбёжка продолжалась, и отец побежал в сторону от машины, пока не упал и потерял сознание т.к. ранение было   тяжелое, и он был очень слаб. Когда пришёл в сознание, то оказалось, что он лежит в палате госпиталя.

Ему рассказали, что на него уже почти замёрзшего, случайно наткнулись разведчики и принесли в медсанчасть. В сознание отец пришёл через 2 месяца.

Документы утонули вместе с машиной, поэтому отец официально считался не участником войны, т. к. в военкомате не было документов, подтверждающих участие отца в боевых действиях.

Справедливость была восстановлена только в 1980 году, когда ему 8 мая было вручено Удостоверение Участника Великой Отечественной войны   и заслуженные награды. Награждение проводил   военком   Ненецкого окружного военкомата в поселковом клубе п. Шойна в присутствии большого количества односельчан.

Отец был очень взволнован, что наконец-то восстановили документы, признали его участие в войне, и плакал.

После лечения в феврале 1942 года   был комиссован по ранению и направлен в Шойну на КАНИНСКИЙ рыбокомбинат электриком.

С 1943 по 1953 год плавал   мотористом на рыболовных мотоботах: «СЁМЖА», «КУТЕР», «РС-7», «ХРАБРЫЙ», «РАСКОВА», «ЛЁТЧИК».

Наш внук Антон уже 3-й год является участником поискового отряда. В летние месяцы ведут поиски и поднимают останки погибших солдат в Ленинградской области. В 2014 году подняли останки 20 воинов, было 4 посмертных медальона, в которых были прочитаны личные данные солдат. Один из Молотовска (Северодвинска). У вечного огня 21 ноября было прощание с воинскими почестями”.

Информацию предоставил сын участника войны Григорьев Владимир Васильевич.