Заполярные встречи

Михаил Коткин из Неси сам готов построить домЗаполярные встречи.

Иногда нам, корреспондентам «НВ», удается выехать в командировку на село не в «одноразовые» выезды, когда журналист летит на день, сопровождая окружные «правительственные» делегации, а на неделю или две, без страха застрять в глубинке на неопределенный срок. После недельного пребывания в том или ином поселке НАО люди начинают воспринимать нас как своих, и уже уверены, что человек, живущий с ними одной жизнью, сумеет понять и принять сельские проблемы как свои собственные, и откровенно рассказывают о своем житье-бытье, рассуждают о личных чаяниях и болях.

Канин – вотчина добрых людей

Во время последней поездки в Несь мы не чувствовали себя новенькими, а сразу окунулись в несские будни. Столица МО «Канинский сельсовет» – место удивительное. Здесь тесно переплелись сразу три древнейшие культуры: ненецкая, поморская и коми. Говорят, даже трудно определить, кто какой национальности. Русские Нюровы и Варницыны живут по соседству с коми Выучейскими, ненцами Коткиными и Михеевыми. Смешанные браки здесь обычное дело.

Надо сказать, что интересных людей мы встретили немало, с каждым поговорили, узнали, какими проблемами и мечтами живут на селе.

Чувство взаимопомощи и взаимовыручки здесь ощущается буквально во всем. Прилетели люди на самолете – аэропорт находится далековато от центра, снега намело по колено. Как добраться до деревни? Проблема. И тут все, кто находится рядом, сразу спешат на выручку со своими «буранами». Людей развозят как на такси, только с одним отличием – бесплатно, по доброте душевной.

Хочу построить свой дом

Несяне отличаются своей домовитостью. Здесь привыкли жить не в коммунальных «муравейниках» (так они называют наши многоквартирные монолиты), а в добротных частных домах, обязательно деревянных: бревенчатых или построенных из бруса, чтобы на века, чтобы еще дети и внуки пожили. Это древняя традиция, пришедшая сюда с первыми поморскими переселенцами. Уж кто-кто, а они умели строить так, чтобы дом простоял и 100, и 200 лет, и примеров того, когда дома пережили своих хозяев, в Неси множество. Здесь даже помнят несуществующие уже деревни, откуда в свое время дома перевезли на берега реки Несь.

Михаил Коткин из тех людей, кто все привык делать своими руками. Он и с компьютером «на ты», так как уже не один десяток лет работает учителем информатики в местной школе, и со слесарным и строительным делом управляется запросто. Буквально за полгода по программе «Жилище» построил дом. И стены, и крышу, и все внутренние перегородки он возводил именно по своему усмотрению и для своей семьи. Хотя семья по несским меркам небольшая: жена и двое детей.

– Я хочу, чтобы у нас был большой просторный дом, чтобы в нем было все: и водопровод, и централизованное отопление, а дальше, как фантазия подскажет, – рассказывает Михаил. – Обидно, когда люди не хотят ехать работать в деревню, потому что нет нормальных условий для жизни. Я сделаю все, чтобы в новом доме были все условия для жизни моей семьи.

Мы разговаривали с Михаилом как раз в тот момент, когда он разгружал с саней огромное количество водопроводных труб, которые специально заказал в Мезени для предстоящих внут-ренних работ в доме. На мой вопрос, когда он планирует с семьей вселиться в свой дом, Михаил ответил: «К лету управлюсь!».

Я очень скучаю по тундре

Ирина Канюкова работает заведующей интернатом совсем недавно – всего три месяца. Хотя жизнь интернатскую знает не понаслышке: сама училась в Несской школе и прекрасно помнит годы разлуки с родителями. Разлука с тундрой для любого ребенка – трагедия.

И совсем не потому, что тундра – дом оленевода, а скорее потому, что там у ребятишек остаются родители, по которым ребенок скучает в любом возрасте. Хорошо, когда в деревне или селе, куда привезли малышей, оказываются их родственники. А если нет? Тогда для первоклашек школа становится разлучницей.

Ирина Александровна познала это на себе. Ее мама Полина Ивановна и папа Александр Николаевич всю жизнь прожили в тундре. У Ирины Александровны 10 братьев и сестер, жизнь большинства из которых неотрывно связана с Канином. И хотя в Неси у них свой дом, все равно зов крови неизменно тянет в тундру, на просторы родного Канина, где десятилетиями кочевали их предки.

Ирина Александровна закончила университет имени Герцена в 2003 году, но к своей профессии вернулась лишь в январе 2014-го. Так уж случилось, что сложные семейные обстоятельства заставили ее сразу сделать выбор в сторону кочевой жизни. Почти одиннадцать лет Ирина жила в тундровом стойбище, помогая своим родным. По ее мнению, это и была настоящая ненецкая жизнь. Но пришлось все резко в жизни поменять. Ирина решила, что работа в интернате должна быть направлена на помощь в адаптации тундровых детей для жизни в отрыве от родителей, потому что сама она это уже пережила.

В разговоре со мной Ирина Александровна рассказала, что в несском интернате для ребятишек созданы прекрасные условия, есть горячая и холодная вода, большие рекреации, комнаты отдыха и многое другое. В этом корреспонденты «НВ» успели убедиться сами. Родители, приезжая из тундровых стойбищ, в любое время могут прийти к детям в гости, по возможности взять их с собой к родственникам. Это не возбраняется, а даже поощряется, потому что все понимают: ничто, никакие комфортные условия не смогут детям заменить их мам и пап.

Сейчас в несском интернате проживают 50 школьников от 7 до 16 лет. С ребятами работают восемь воспитателей.

Ах, какой повар!

На Севере издревле считалось, что поварское дело – дело женское. Женщины в тундровых стойбищах кормили весь свой род – мужской и детский. Это была их беспрекословная обязанность. И очень трудно представить, чтобы лет 100 назад кто-то из представителей мужского оленеводческого племени взял в руки кухонный нож, поварешку и начал варить традиционную ненецкую похлебку. У мужчин всегда были свои обязанности: оленей пасти, на охоту ходить, семью охранять.

Но времена меняются. Говорят, трудно было бы представить женщину-горянку, забивающую барана, сдирающую шкуру и готовящую из него плов. И правильно, у каждого народа испокон веков существовали свои традиции, свои жизненные правила. Как говорится, каждому свое. Вот и среди представителей ненецкой молодежи появились приверженцы новых профессий, и что не менее удивительно, появляются эти люди в последнее время чаще на селе, а не в городе.

В Неси мы познакомились с очень интересным молодым человеком, который уже более двух лет работает поваром в школьной столовой, кормит кулинарными изысками местных и тунд-ровых ребятишек. Ресторанов в Неси нет, поэтому все свое поварское искусство Иван Бобриков дарит школярам, которые его считают асом своего дела. Варит очень вкусно, к работе своей подходит творчески. Кроме всего прочего, повара без него как без рук. Кто еще тяжелые баки и кастрюли с места на место перетаскивать будет? Ни одной женщине это не под силу.

На вопрос, как он попал в эту профессию, Иван отвечает, что работа повара и пекаря ему нравилась с детства, и не потому, что он любил вкусно поесть, а потому, что всегда хотел придумывать что-то новое и необычное. По этой причине и поступил в техникум Каменки Мезенского района и получил соответствующую профессию. Уже два года трудится в родном селе, и поварская стезя его нисколько не напрягает, творческий запал не прошел. Единственное, что его останавливает, так это специфика детского питания. Ребятишек в школьной столовой не будешь кормить по взрослому меню – им совсем иные нормы отведены. И что очень приятно, с лица Ивана вообще не сходит улыбка. Он очень доволен тем, что занимается любимым делом, и есть люди, готовые оценить его труд, а он дома, в родной деревне, где его знают и уважают за необычную для северных мужчин профессию повара.

Автор — Ирина Ханзерова
Ссылка на источник — nvinder.ru от 12 апреля 2014 г.