Вехи памяти тундровой

Валерий Григорьевич Сулентьев владеет секретами изготовления нарт25 июля 2015 года. Вехи памяти тундровой. Настоящий ненецкий фольклор, не из книг или фильмов, зачастую стилизованных до полной утраты подлинности, еще живет в глубинке Ненецкого округа. В этом убедились сотрудники Этнокультурного центра НАО, вернувшиеся из экспедиции в Канинскую тундру.

Самолет летит на Канин

Проект «Ядмаковна» – «Тропою предков» был задуман для того, чтобы записать образцы песен и сказаний, запечатлеть традиционные обряды и ремесла, а также старинные образцы декоративно-прикладного творчества ненецкого народа. Подобная поездка была предпринята впервые, рассказала автор проекта и участница экспедиции, заведующая отделом ненецкой культуры Александра Фомина:

– Для специалистов, занимающихся ненецкой культурой, такие встречи с носителями исконной культуры необходимы, чтобы воспринимать все через призму видения народа, а не только через книги. Книги – это хорошо, но узнавать культуру лучше на живых примерах. Тем более что прочитанное – прежде всего авторская интерпретация. Таких проектов должно быть больше: хочется побывать и в других уголках округа, особенно отдаленных, где в чистом виде сохранились образцы традиционной культуры.

В экспедиции, кроме Александры Фоминой, были еще двое – заместитель директора ЭКЦ, носитель канинского говора Ольга Латышева, и видео-оператор Дмитрий Канюков. Вначале планировали ехать для сбора информации в семейно-родовую общину «Ямб То», но по ряду причин конечный пункт пришлось изменить. Канинскую тундру выбрали не только по причине отдаленности, но и ввиду того, что культура и язык представителей ненецкого народа, проживающих на Канине, исследован намного меньше, чем фольклор и обычаи Большеземельской и Малоземельской тундр.

К тому же только на канинской земле сегодня сохранилась традиция кочевать семьями. В других местах это давно уже стало уделом мужчин, в то время как женщины и дети остаются в поселках.

Специалисты Этнокультурного центра ехали не только «людей посмотреть», но и «себя показать»: знакомство с населением Неси и Омы начиналось с демонстрации в сельских Домах культуры фильма «Тюнтава». Когда по экрану шли финальные титры, гости объясняли хозяевам, зачем приехали, узнавали, к кому из жителей когда можно прийти.

Дух времени в рассказах о былом

– Первой, с кем мы встретились в Оме, была Марина Прокопьевна Ардеева, – рассказала Александра Фомина. – Ей 86 лет. Ее рассказ давал прочувствовать, понять, как жили люди в довоенное и послевоенное время. Она поведала, как народ верил в духов и силы природы, как люди относились ко всему, что передавали им предки, а также к тому, чему учила советская эпоха.

Марина Прокопьевна до сих пор боится рассказывать про шаманов и на все наши просьбы отвечает: «Нет… Не буду, меня ведь заберут, приедут за мной». Это уже отголосок событий советской поры, когда она видела, как забирают тех, в кого она верила. Когда Марине Прокопьевне было уже под 50, в стойбище впервые приехал вездеход. Сначала люди испугались – подумали, что едут немцы. Тогда Марина Прокопьевна первая вышла навстречу машине: «Я старая, меня убьют, так не страшно!». В ее рассказе чувствовался дух времени…

Все сказки и песни, которые удалось записать исследователям, звучали на ненецком языке. А основная беседа шла то на русском, то на ненецком, важную роль для установления личностного контакта сыграло то, что Ольга Ефремовна Латышева выросла в этих краях и прекрасно владеет канинским говором. Необходимо было записать фольклорные образцы именно на ненецком, чтобы сохранить изначальный вариант звучания сказаний.

Участники экспедиции отметили, что в обоих поселениях люди независимо от национальности свободно говорят на ненецком. Родной язык тундровиков здесь является обиходным, а значит, им будет владеть и подрастающее поколение, и у языка есть шансы обрести второе рождение. Ведь прошло то время, когда в порыве всеобщей уравниловки запрещали говорить на родном языке. Сегодня знание языка предков приветствуется и поддерживается.

Люди оставались преданы традициям дедов и прадедов и в трудные для национальной самоидентификации годы. Исследователи этнокультурного центра поняли это, увидев, как долго представители ненецкого народа хранили одежду, оставшуюся от прабабушек. Особенно много таких изделий было у Риммы Еврасьевны Латышевой, рассказала Александра Фомина:

– Мать у нее была мастерицей, шила в несвойственной Канинской тундре манере, используя элементы узоров, которых нет в канинском орнаменте. Там ведь только полоски, а она вшивала «ушки» и «рожки», характерные для малоземельских и большеземельских узоров. Мы увидели, сфотографировали и сняли на видео пимы, паницы и много детской одежды для разных возрастов.

Священная память устных преданий

Бережно относятся не только к одежде, но и к переданным по наследству домашним божкам. Конечно, времена изменились, и прежнего благоговейного страха перед ними нет, но и выбрасывать рука не поднимается. Нередко эти фигурки хэхэ соседствуют с православными иконами. Надо сказать, что языческие по своей сути обычаи ненцев никогда не конфликтовали с христианскими верованиями.

После массового крещения ненцев Канинской тундры архимандритом Вениамином в 1825 году идолы из чумов не пропали, просто в пантеон ненецких божеств, возглавляемых Великим Нумом, вошли идолы с именами православных святых. Например, еще в 1930 году исследователи отмечали, что «Сядей – покровитель промысла, был отождествлен ненцами со святителем Николаем Угодником. От соединения этих покровителей по-явился Сядей-Микола.

В книге «Ненцы» исследователя-этнографа Л.В. Хомич рассказывается и о влиянии христианской культуры на ненецкий язык:

«В лексику ненецкого языка вошли новые термины, связанные с христианскими представлениями и обрядами. Все они образованы сочетаниями ненецких слов: хэхэ мя’ – церковь, хэхэ и’ – святая вода, луца хэ – русский бог, хэхэ луца – священник; или заимствованы из русского в соответствующей огласовке: хрест (крест), сясовня (часовня)».

Память о священных для народа событиях на протяжении веков так или иначе хранилась и передавалась посредством сказаний и эпических песен. И сегодня в Неси живут люди, чье детство было наполнено этими песнями. Участники экспедиции надолго задержались у Евдокии Васильевны Канюковой, Василия Ананьевича Канюкова и Петра Ивановича Нюрова. У Василия Канюкова – исполнителя, исследователи пробыли два дня. Песни, исполненные им, содержат сюжеты, еще ни разу не звучавшие на традиционном конкурсе исполнителей эпической песни «Сава Се».

– Мы не уставали слушать его, хотя он очень долго пел и рассказывал, – рассказала заведующая отделом ненецкой культуры. – Планируем пригласить Василия Ананьевича на будущий год для участия в «Сава Се». Открытие новых, еще не звучавших со сцены эпических песен, для нас большое событие. Ради одного только этого стоило организовать проект.

Секреты ремесла

А Пётр Иванович Нюров, как оказалось, не только мастерски исполняет старинные напевы. Они с сыном показали сотрудникам Этнокультурного центра технику плетения ненецких узлов. Для Александры Фоминой это стало настоящим открытием:

– Может, я и читала об этом раньше, но не обратила внимания. Прочитанное забывается намного быстрее увиденного своими глазами, тем более, когда и сам попробуешь сделать. Раньше никогда не задумывалась, как крепится упряжь, ведь кочевать мне не приходилось. А тут только одного узла нам показали пять видов. Все они крепкие, но в то же время тот, кто вязал узел, может легко его распустить, зная, за какую нитку потянуть. Я попробовала, у меня не получилось. Думаю, полезно будет научиться плести такие узлы и даже проводить мастер-классы для желающих. Ведь узлы могут пригодиться не только в оленеводческой жизни.

Параллельно сбору фольклорных материалов, специалисты работали по проекту «Мужчина в традиционной ненецкой культуре». Мастера-оленеводы Егор Фёдорович Ардеев и Валерий Григорьевич Сулентьев показывали, как делают ненецкие нарты. Егор Фёдорович сделал нарты к приезду экспедиции и подробно объяснил технологию изготовления. Рассказ он начал с того, как и когда собирать лиственницу на полозья. Оказывается, это надо делать в определенное время. Как раз в это же время делал нарты Валерий Григорьевич. Была возможность снять весь процесс на камеру и расспросить, как это делается и чем отличаются разные нарты: грузовые, женские и мужские.

По итогам поездки Этнокультурный центр планирует в 2016 году издать книгу, куда войдут все собранные материалы. Остается надеяться, что недостаток финансирования не помешает получить это ценнейшее для Ненецкого округа и всего финно-угорского мира издание в достаточном количестве. Ведь чем больше людей будет знать и любить культуру своего народа, своей малой родины, тем больше надежды на достойное будущее у каждого из нас.

Автор — Тамара Дедковская
Ссылка на источник — nvinder.ru от 25 июля 2015 г.