Проснулся, почистил зубы – и в театр

Проснулся, почистил зубы – и в театр

В Пинежском районе Фёдора Абрамова знает каждый школьник – его произведения в обязательной программе. Но внезапно взрослые выяснили, что детей Абрамовым «перекормили», и с этим надо что‑то делать

Придумали. Общественная организация «Пинежская инициатива» в августе устроила в Верколе «Творческую лабораторию северной словесности» по произведениям Фёдора Абрамова. Лабораторию разделили на три направления: словесность, дизайн пространства и видеоэкскурсия. Молодые люди из Архангельской и Мурманской областей пять дней искали на родине Фёдора Абрамова новые смыслы в его произведениях.

Слова и кони

С руководителем группы словесности – профессором САФУ Андреем Петровым – приехали студенты колледжа культуры, актёры молодёжного театра и театра «Балаганчик». Они ставили спектакли и устраивали выступления чтецов.

Естественно, по произведениям Фёдора Абрамова. Каждое утро все участники лаборатории получали свою часть словесности в театрализованной форме, погружались в «Абрамовское слово».

Михаил Приёмышев сам себя называет «художник пространства». Он учил дизайну, смыслам, занимался с группой – буквально выворачивал мозг, чтобы ребята начинали соображать, рождали какие‑то ассоциации, мысли. В итоге они собрали такого коня четыре метра высотой, который является одновременно и арт-объектом, и средством навигации. На коне – надписи-стрелки, а внутри коня есть скамеечки, на которые можно сесть и укрыться во время дождя.

— Между амбарами и Абрамовым иголку не просунешь. Как не воткнёшь и дизайн в деревню. Всё на своём месте. Уклад. Слова в поленницу, мысли на прясла. Абсолютная самодостаточность, отшлифованная бытом, переживаниями, созерцанием, – говорит Михаил Приёмышев. – Пять дней в Верколе мы настраивали восприятия, слова, рассветы. Разбирали язык Фёдора Абрамова и язык деревни. Утром ходили в театр, вечером встречались с жителями. Нам хватило одного дня на коня – это первое место, развилка, направление. Все доски нашли в траве, все метафоры – в природе. Дизайн оказался нулевым.

Эскизы и чертежи для ещё нескольких арт-объектов веркольцы одобрили, их построят позже.

Сине-серый предрассветный час

Третья группа – оператора Григория Чухина – работала над созданием видео-экскурсии по Верколе.

— Начали мы с репортажа. Я лучше способа обучать не вижу, кроме как сразу в поле – снимаем. Примерно показывал, что нужно делать, сразу смотрели и разбирали ошибки. Ходили на площадки словесности и дизайна, и в деревню, чтобы набрать учебный материал для новостного сюжета. Технологию, структуру телевизионного сюжета мы разобрали. Они поняли, как это делается и пишется: закадровый текст, отбивки, заставки, и прочее, прочее, – рассказывает Григорий. – И каждое утро мы ходили снимать рассвет. Я думал, в три утра не поднимется никто, но семь человек вышло, на следующий день уже десять. Третий рассвет, правда, я сам проспал. А ребята говорят – мы вас будили, кто‑то выглянул в окно – запотевшее было, мы так и не поняли. Оказалось, они разбудили профессора, Андрея Васильевича, он потом смеялся – спасибо, что позвали! На четвёртый день мы снова рассвет снимали – в нижнем конце деревни. Снимали памятные места Абрамова и визуальный образ деревни, поля, луга, амбары, солнце – у утренней съёмки самый хороший свет по температуре. В предрассветный час он такой мягкий – сине-серый, потом оранжево-жёлтый и идёт к золотистому. Ролик сделаем к середине сентября.

А на подведении итогов мы показали такой мини-документальный фильм, который рассказывает о личности Фёдора Абрамова – о нём как о человеке, а не только как о писателе. Можно понять, что такое Веркола, что такое документальное кино и кто такой Абрамов, посмотрев этот пятиминутный фильм.

Необычная настройка

В первый день организаторы творческой лаборатории провели мини-исследование: все участники ассоциативно отвечали на вопросы – чем нравится Абрамов, чем не нравится. Разбирали чаще всего встречающиеся ответы и выписывали на стену. Выяснилось, что подростки, возраст – до шестнадцати лет, практически не знакомы с творчеством Абрамова, хотя теоретических знаний о нём и его творчестве получают много. Ответы висели на стене постоянно. И можно было посмотреть и сравнить – появились ли какие‑то изменения.

У организаторов есть ещё и сверхзадача – смягчить серией разных мероприятий (а проектов у «Инициативы Пинежья» множество) проблему исхода людей из деревни. Создать некое сообщество ребят, показать им – как работать со средой, то есть дать инструмент, чтобы они в дальнейшем самостоятельно смогли что‑то делать.

— Каждый вечер мы садились в круг и делились впечатлениями. Каждый рассказывал о себе, – продолжает свой рассказ Григорий Чухин. – Я считаю, что эксперимент очень интересный. Пока организаторы ещё это поймут… Проснулся, почистил зубы – пошёл в театр, где ты ещё такое увидишь? Какая‑то настройка необычная происходила, люди могли не спать ночами – состояние взбудораженное. Мне не хватило времени, чтобы погрузить ребят в профессию, но подход с постоянным пересечением с другими направлениями – очень интересный, потому что и у меня мысли в другом направлении начинали работать.

Автор — Ирина ЖУРАВЛЁВА, фото организаторов лаборатории

Ссылка на источник — Правда Севера за 06.09.18 года