Профессор Терещенко

Профессор Терещенко.

110 лет назад родилась доктор филологических наук Наталия Митрофановна Терещенко – лингвист и этнограф, крупнейший специалист в области изучения ненецкого языка. Практически всю жизнь она посвятила изучению различных диалектов языков самодийцев.
Для нас эта уникальная женщина интересна и тем, что она была женой Антона Пырерки. И после его гибели при обороне Ленинграда в сентябре 1941 года – продолжила дело первого ненецкого ученого.

Знакомство на пароходе

Наталия Терещенко оказалась на Крайнем Севере по комсомольской путевке. В начале октября 1929 г. молодая учительница приехала в с. Тельвисочное и начала преподавать в Ёкушанской начальной школе. Такая коротенькая, с воробьиный нос, всего несколько строчек чернильным пером, биография.

Для уроженки Поволжья поездка на край света, в самоедские тундры, казалась яркой и экзотичной. Она мечтала посмотреть мир, увидеть всю огромную страну. Пароход «Умба» от Архангельска до Печоры шел несколько дней. Антон Пырерка стоял у лееров на корме, глядя на зеленоватые волны, в которых играли жемчужно-серые белухи. Молодой, аккуратный, в беленькой сорочке с галстуком, на плечи наброшено элегантное пальто. Ненец – лицо правильное, решительные очертания губ, черные яркие глаза с непривычным разрезом. Говорит немного, тщательно подбирая слова.

Вероятно, Наталью очаровал романтический ореол биографии нашего героя – сирота, бедняк, просивший милостыню, своим трудолюбием и знаниями добился сам всего в жизни. Настоящий мужчина – сухощавый, широкоплечий, с тонкой талией. Антону тоже понравилась девушка – рассудительная, спокойная, внимательная. Любовная искра вспыхнула сразу – оба были молоды, полны сил и абсолютно самостоятельны.

Вместе с ними возвращался из Москвы заведующий Тельвисочной школой Иван Выучейский. Друзья горячо обсуждали новости о создании Ненецкого национального округа. Рефреном звучала общая мысль – тундра без кулаков.

«Умба» миновала Русский Заворот и вошла в устье Печоры. Юная волжанка с удовольствием рассматривала с борта парохода величавую и многоводную реку, деревушки с непривычными русскому уху названиями – как круглые серые камешки: Андег, Куя, Нарыга, Никитцы, Ёкуша, Тельвиска.

Наталия попала сюда в разгар значимых событий – создавался Ненецкий национальный округ. Приехали важные начальники в пиджаках и гимнастерках из краевого центра, чередом шли совещания и собрания. Наталье Митрофановне как учителю национальной школы приходилось участвовать в работе организационной комиссии. Несмотря на занятость, Антон старался ежедневно видеть эту милую девушку. От встречи к встрече росло понимание того, что маленькая нежная ладонь в его руке – ее, Единственной и Любимой. В суматохе тех дней, бесконечных заседаний, командировок, выступлений с нетерпением ждал бархатных черных вечеров, когда вместе с ней пойдут гулять по заснеженным улочкам Тельвиски, по закованной в синюю ледяную броню Печоре до огоньков близкой Ёкуши. Звездное море в переливах зеленовато-сиреневого северного сияния расстилалось над головой, и голубой глаз Нгэрм Нумгы весело подмигивал ему: все отлично, хасаво!

Впервые за многие годы Антон чувствовал себя по-настоящему счастливым человеком. 30 января 1930 года в Тельвиске они стали мужем и женой. Осенью 1931 года Наталия Митрофановна поехала учиться в Ленинград, в Педагогический институт им. Герцена. Направление на учебу ей выдал комитет содействия народам Крайнего Севера при Северном крайисполкоме.

Кандидат филологических наук

Самыми плодотворными для Антона Петровича Пырерки и Наталии Митрофановны Терещенко стали последние предвоенные годы (1938–1941 гг.) Позади тысячи километров экспедиционных дорог, многомесячные командировки, заполярные Нарьян-Мар, Салехард, Дудинка. Наступило время обобщать материал, создавать научные труды, писать диссертации. Творческий тандем Пырерка-Терещенко подготовил для школьников начальной ненецкой школы очередное пособие – «Толанго книга» («Книга для чтения»).

Антон Петрович и Наталия Митрофановна воспитывали сыновей – Бориса (1930 г.р.) и Валерия (1939 г.р.). Она делила материнские заботы с научной деятельностью – писала диссертацию по теме «Категория определения в ненецком языке». По уговору с мужем, она должна была защитить диссертацию первой, что успешно сделала 5 ноября 1940 года на базе Ленинградского университета, получив степень кандидата филологических наук. Ее назначили заведующей лингвистической секцией научно-исследовательской ассоциации Института народов Севера.

Гибель мужа и блокадный Ленинград

С началом Великой Отечественной войны Антон Пырерка добровольно ушел на фронт и пал смертью храбрых при обороне Ленинграда в сентябре 1941 года. Кошмар блокадного «бытия» все более напоминал ей Апокалипсис. 25 декабря 1941 года Наталья Митрофановна, Вера Максимовна и дети эвакуировались из осажденного города. Им, можно сказать, повезло – не пришлось трястись по ладожскому льду в промерзлом кузове полуторки в постоянном страхе авианалета или артобстрела. Их вывезли в дюралевом чреве двухмоторного «Дугласа». Хотя и это путешествие не было безопасным, ведь над Ладогой барражировали немецкие асы из 54-й истребительной эскадры «Зеленое сердце». Для них тихоходные транспортники были лакомой целью, но пронесло…

Затем была теплушка, набитая дистрофичными стариками, детьми и женщинами. Умерших ленинградцев снимали на каких-то безвестных станциях на пути исхода блокадников.

В январе 1942 года Наталья Митрофановна с детьми и матерью добралась до пункта эвакуации – села Мухино Зуевского района Кировской области. А в сентябре 1942 года она с семьей переехала в Тобольск, где в то время располагался Омский педагогический институт им. Горького. Именно туда эвакуировали большую часть студентов ИНСа. Затем вся эта группа блокадников – студентов и преподавателей перебазировалась в Омск, столицу Сибири. Теперь Наталья Митрофановна трудилась по профилю деканом факультета народов Севера и заведующей кафедрой самодийских языков. 27 марта 1943 года за активную педагогическую деятельность ей присвоили звание доцента.

Неженская ноша

35-летняя женщина держала на своих плечах не только семью, но и целый факультет. Она прекрасно понимала, что после гибели Антона Петровича отвечает не только за Бориса и Валерия, но и за их общее дело, крепко связавшее их судьбы – развитие самодийских языков и исследование ненецкого фольклора.

Уже тогда Наталия Митрофановна предпринимала попытки сохранить научное наследие мужа. В марте 1943 г. она получила от уполномоченного представителя ИЯМ Э. Якубинской письмо, в котором сообщалось, что «рукописи сданы нами на временное хранение в архив Академии наук». Материалы Пырерки – экспедиционные записи, работа по оленеводческой терминологии, русско-ненецкий словарь таким образом были сохранены. А в январе 1944 года она вместе со всеми ленинградцами бурно ликовала – советские войска под командованием генерала Говорова могучим ударом отбросили группу армии «Север» и полностью сняли блокаду «Колыбели революции». Ведь в зарницах победного салюта по поводу прорыва блокады маленькая искорка принадлежала и ее семье – пролитая кровь ее мужа Антона Пырерки.

Доктор филологических наук

В феврале 1945 года по приказу Наркомата просвещения РСФСР доцент Терещенко командировалась в Ленинград сроком на 21 день «…по вопросу об организации северного отделения при Ленинградском ордена Ленина государственном университете».

Именно тогда она узнала, что из маленькой когорты лингвистов северных языков уцелела практически она одна. Трагичной была судьба Г.Н. Прокофьева вместе с тысячами ленинградцев погребенного на Пискаревском мемориальном кладбище. В братской могиле у станции Понтонной в Ленинградской области упокоился Григорий Давыдович Вербов. Война и блокада выкосили множество молодых, подающих надежды парней: аспиранта А. Савельева, студентов Н. Вылку, А. Тайбарея, Г. Шаткова, В. Варницына и М. Емельянова. Все это были светлые головы, энтузиасты и исследователи.

В июне 1945 года Наталья Митрофановна с домочадцами вернулась из эвакуации в Ленинград. В послевоенные годы Наталья Митрофановна Терещенко стала безусловным лидером в изучении ненецкого языка, много внимания уделяла исследованиям в области фольклора ненецкого народа. В 1948 году академик Мещанинов справедливо указывал: «Н.М. Терещенко остается пока единственным квалифицированным специалистом по ненецкому языку». Она продолжила дело Прокофьева, Вербова и, конечно, Пырерки.

Четыре послевоенных десятилетия до последних дней жизни Наталия Митрофановна Терещенко активно работала над проблемами языкознания, лингвистики и этнографии ненецкого народа, стала крупнейшим в стране специалистом по самодийским языкам. Она занималась практически всеми направлениями в этом непростом разделе науки. В первое послевоенное десятилетие ей пришлось трудиться сразу в трех высших учебных заведениях: доцентом и заведующей кафедрой угро-самодийских языков в Ленинградском университете (1945-1953 гг.); старшим научным сотрудником Института языка и мышления АН СССР (с октября 1945 г.); старшим научным сотрудником Ленинградского отделения Института языкознания АН СССР (с 1950 г.) Это был поистине титанический труд.

Научное наследие мужа

В первую очередь она пыталась собрать воедино научное наследие мужа, обработать и издать материалы погибших коллег. В 1946 г. под ее редакцией вышла переведенная на ненецкий «Сказка о царе Салтане» («Салтан Парангода»), подготовленная Антоном Петровичем еще до войны. В следующем году она отредактировала издание Г. Вербова «Ненецкие сказки». В августе 1946 г. архиву Академии наук удалось получить работу А. Пырерки «Русско-ненецкий словарь» общим объемом 630 листов. В следующем году Н.М. Терещенко публикует «Очерк грамматики ненецкого языка», а в 1948 году в свет вышел колоссальный труд Пырерки – русско-ненецкий словарь, собравший под обложкой 15 000 слов.

Дело Пырерки по публикации ненецкого фольклора также было продолжено. Один за другим появились три сборника: «Сказки бабушки Неко» (1949), «Ненецкие сказки» (1954), «Маленький охотник» (1955). В 1965 году появился важнейший труд Терещенко – ненецко-русский словарь (22.000 слов), материалы к которому начинал собирать А.П. Пырерка в предвоенном 1940-м. Высоко оценили эту работу профессор финно-угорских языков Берлинского университета им. Гумбольдта В. Штейниц и профессор уральских языков Сегедского университета П. Хайду. Специалисты назвали этот солидный том «вечным памятником ненецкой культуры». Много сил отдавала она преподавательской деятельности, подготовке исследователей самодийских языков и педагогических кадров для школ Крайнего Севера. Ее учениками по праву считают себя такие крупные исследователи как Е.Г. Сусой, В.И. Рубкалева, Е.Т. Пушкарева, М.Я. Бармич и другие.

Сыновья

Много сил вкладывала она в воспитание сыновей Бориса и Валерия. По воспоминаниям В. Ледкова в начале 50-х гг. Наталия Митрофановна приобрела для детей такую редкую и дорогую вещь, как телевизионный приемник – огромный ящик с крохотной линзой-экраном. Имелся в семье и совсем экзотический для того времени предмет – магнитофон. Оба сына получили достойное образование, много работали.

В марте 1968 года, в канун своего юбилея, Наталия Митрофановна блестяще защитила в Московском институте языкознания докторскую диссертацию по теме: «Вопросы лексики ненецкого языка и принципы построения двуязычных словарей языков разных систем с различной письменной традицией». Эта работа была высоко оценена коллегами.

Ученый с мировым именем

Наталья Митрофановна старалась постоянно бывать с экспедициями в национальных округах, особенно в титульных – Ненецком, Ямало-Ненецком, Долгано-Ненецком. В Нарьян-Маре в послевоенные годы она побывала несколько раз: в 1950-1951-м и в 1958-1959-м годах и в начале 1960-х. Ученый с мировым именем, она выезжала и на многочисленные международные и всесоюзные конференции, симпозиумы и семинары, дважды бывала с рабочими визитами в Финляндии, дважды выступала в Венгрии. Одновременно Н.М. Терещенко вела активную общественную деятельность, несколько лет являлась ученым секретарем Ученого Совета Ленинградского отделения Института языкознания АН СССР, входила в редколлегию журнала «Советское финно-угроведение», была почетным членом Финно-угорского общества (Suomalais-ugrilainen Seura) в Хельсинки. Наградами ее сильно не баловали – медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» (1949), «В память 250-летия Ленинграда» (1957), «30 лет Победы в Великой Отечественной войне» (1975).

Последние годы

Работала Наталья Митрофановна до последних дней жизни жадно и много, словно стараясь заглушить боль от потери мужа. Даже по прошествии многих десятилетий затаенная боль не исчезла, не ушла из сердца.

«Что же касается моих воспоминаний о моей горячо любимой свекрови Наталье Митрофановне, могу только сказать, что она была Человеком «с очень большой буквы». Судя по той огромной научной продукции, которая была под силу целому большому коллективу, и которую производила она одна – миниатюрная женщина – она была гигантом! Я видела ее постоянно работающей. Всегда за столом, всегда за машинкой, всегда занятой. Вместе с тем она вырастила и воспитала двух прекрасных, талантливых, умных, образованных, глубоко порядочных сыновей. Она была для них настоящей, нежной, умной и чуткой матерью – другом! Она была очень контактным и живым человеком, всегда стремящимся помочь друзьям, родным, близким и не очень близким людям, если они в этом нуждались. Ей был присущ своеобразный юмор, который, как она говорила, унаследовала от ненцев», – вспоминает о ней невестка Е.Б. Хотина.

Научное наследие доктора филологических наук Терещенко велико и разнообразно: шесть монографий, три сборника сказок, более двух десятков учебников и пособий для ненецких национальных школ, огромное количество статей, выступлений и лекций. А еще целый пласт переписки с отечественными и зарубежными коллегами, рецензии, отзывы, редактура чужих материалов. Помимо самодийских языков за годы активной научной деятельности Наталья Митрофановна свободно овладела немецким языком, неплохо читала по-английски.

Последние годы она сильно болела. Окончательно подкосила Наталию Митрофановну неожиданная смерть младшего сына Валерия в августе 1987 года, о которой она не знала, но чувствовала. Через месяц, 13 сентября, израненное материнское сердце перестало биться.

Уже посмертно в 1990 году вышла последняя монография Н.М. Терещенко «Ненецкий эпос. Материалы и исследования по самодийским языкам». В этом издании она опубликовала десять текстов эпических песен, записанных Антоном Петровичем во время командировки на Ямал в 1934 году. Наталия Митрофановна посвятила этот труд светлой памяти А.П. Пырерки – так значилось на титульном листе. Сколько боли в этом коротком посвящении. Так они в последний раз встретились на страницах книги.

Автор — Юрий Канев, член окружного общества краеведов.

Ссылка на источник — nvinder.ru от 5 июня 2018