Островитяне – народ гордый

Островитяне – народ гордый.

«Няръяна вындер» открывает новую рубрику «Арктика – наш дом».
Как живут люди в отдаленных деревнях и селах Ненецкого округа? Что их тревожит и что радует? Какие инициативы и действия помогут сохранить хрупкую арктическую природу при активной добыче здесь углеводородов? Можно ли эффективно решать злободневные проблемы в муниципалитетах, которые находятся порой в условиях полной автономии и разбросаны по огромной территории, занимающей 177 тысяч квадратных километров?

Давайте вместе обсудим эти и другие темы.

Недавно в Архангельском музее художественного освоения Арктики имени А. А. Борисова в рамках выставки «Норвегия и Россия: сила притяжения – Арктика» был прочитан курс лекций. Одну из них, «Меж старою и Новою Землей», лектор Татьяна Трошина посвятила судьбам ненцев, проживающих на острове Вайгач. Татьяна Игоревна – профессор кафедры социальной работы и социальной безопасности Института комплексной безопасности Северного (Арктического) федерального университета. В 2015 году она получила грант Российского научного фонда на осуществление проекта «Российская Арктика: от концептуализации к эффективной модели государственной этнонациональной политики в условиях стабильного развития регионов». Изучала результаты перевода ненцев на оседлость, который был начат на Новой Земле в конце XIX века. Потомки новоземельцев, нынешние жители Вайгача, тоже стали участниками этого процесса.

– Александр Энгельгардт, возглавивший Архангельскую губернию в 1893 году, считал, что ненцев нужно включать в общее экономическое пространство России, – отметила профессор САФУ. – Резервация, в которой они жили бы изолированно от остального мира, была и нежелательна, и невозможна. Но в то же время присутствовало намерение оградить ненцев от негативного влияния соседей, которые торговали исключительно водкой (ее было легче привезти в тундру, чем, например, более нужные орудия труда, предметы быта, продукты питания).

Вот и переселили несколько семей малоземельских ненцев на архипелаг. Для них построили стационарные дома, завезли ездовых собак, а также устроили церковь и школу. Только одно судно, сопровождаемое губернским чиновником, дважды за сезон приходило на Новую Землю, забирало у ненцев продукцию их промыслов, которую затем реализовывали на аукционах. Взамен островитянам по их заказам доставляли необходимые товары. Все, кроме алкоголя.По мнению Татьяны Трошиной, в то время и начал складываться опыт, как можно обойтись без спиртных напитков. Она побывала на Вайгаче два-жды – в 2015-м и 2016 годах, когда вместе с бригадой врачей из медицинского университета жила там две недели.

– На Вайгаче создана бригада оленеводов, но олени пасутся сами по себе и не теряются, ведь это остров, – делится впечатлениями Татьяна Игоревна. – Люди привыкли жить оседло. Кроме поселка Варнек, у них есть опорные пункты, становища. Чумы тоже есть, однако ими не пользуются. Может быть, потому, что женщины комфортнее себя чувствуют в стационарных поселениях, они уже не хотят кочевать, а мужчины-ненцы традиционно не ставят чум – это ведь дело женское.По наблюдениям ученого, уклад жизни в поселке Варнек отличается от русских деревень, где женщины готовы часами болтать о том о сем у колодца или, к примеру, в магазине. Веяния техногенной цивилизации не миновали остров. Хотя и нет привычных для человека на материке мобильников (сотовая связь отсутствует), телевидение и интернет пришли в каждый дом. В поселке, состоящем из двенадцати домов, имеется интернет, и все поселковые новости передаются по сети. С его помощью общаются с друзьями и родственниками на Большой земле, а их немало – и в округе, и в стране, и в мире.

– Словом, островитяне – вполне современные и к тому же гордые люди, хорошо знают свои права. Они демонстрируют свойственную ненецкому этносу культурную устойчивость, допускающую свободное восприятие полезных новаций. Там присутствуют местная идентичность, свои предания и своя история, – делает вывод Татьяна Игоревна. – Любимое времяпрепровождение жителей Варнека – посещение бани, – говорит Трошина. – Они заботятся о гигиене, о здоровье. Ненецкие женщины очень чистоплотны: я бывала в домах, и посуда у них такая чистая, что мне, например, никогда до такого блеска не оттереть кастрюлю или сковородку. Возможно, это связано с тем, что в чуме женщине слишком много сил приходилось тратить на поддержание элементарного порядка, и теперь, оказавшись в относительно комфортных условиях, они отводят душу, наводя лоск на посуду и предметы быта.

По словам Татьяны Трошиной, мужчинам очень нравится жить на Вайгаче, их увлекает охота и рыбалка. А вот женщинам найти занятие сложнее. Молодежь там есть, но не хватает девушек. Отсутствие школы ведет к тому, что заботливые родители покидают остров, чтобы не отдавать ребенка в интернат. Детей там много, вполне можно бы открыть начальную школу.

По духу своему ненцы – кочевники, и им претит однообразие, считает профессор САФУ. Учитывая ментальные особенности, нужно обучать их профессиям, востребованным на Севере, но лишенным однообразия, например, метеоролога. Жизнь на полярной станции для ненецкого юноши наверняка выглядела бы привлекательно. Сняв несколько раз показания аппаратуры, он отправился бы без страха в любое время года, в любую погоду (которая так отпугивает приезжих) на охоту или рыбалку. И еще. По мнению ученых, в связи с изменениями климата на Вайгаче начались проблемы с питьевой водой. Если раньше ее источниками служили айсберги, которые щедро «поставлял» океан, то сейчас нужно искать ледники на самом острове.

На вопрос, планирует ли профессор продлить свою работу над проектом по Арктике, она ответила:
– Если удастся получить научную командировку, надеюсь побывать и в других, материковых, поселениях НАО.

Автор — Лариса Торопова

Ссылка на источник — nvinder.ru от 17 марта 2018