Ома ждет перемен (окончание)

Ома ждет переменОма ждет перемен. (Окончание. Начало в № 91 от 26.08.2017 г.)

Что делает в Оме летом мэр Северодвинска? Почему болит у людей душа за ферму? Как, несмотря на кризис, Омскому потребобществу удается оставаться успешным предприятием?
Корреспондент «НВ» побывал в командировке в Оме и попытался ответить на эти вопросы.

Хлеб всему голова
Самый вкусный запах в мире – это запах свежеиспеченного хлеба. Самая лучшая в мире работа – кормить хлебом людей. В детстве одно время я мечтала работать на хлебозаводе. И сейчас, шагая к пекарне с руководителем Омского потребобщества Татьяной Михеевой, на миг вспомнила детскую мечту и вдруг пожалела, что она не сбылась.

С Татьяной Павловной мы познакомились накануне вечером и проговорили, наверное, не меньше двух часов. А сейчас утро только занялось, и она уже на ногах, спешит в пекарню. Хотя умом понимает, там царит порядок – тем не менее должна все проверить, посмотреть своими глазами, потрогать руками.

Чтобы дело спорилось, руководитель должен знать каждый винтик в механизме своего предприятия. Эту истину Татьяна Павловна усвоила давно. Но она еще и отличный экономист, человек аналитического склада ума. И не просто в курсе про-блем современного села, но и понимает, как с ними справляться. Потому и превратилось под ее руководством Омское потребобщество в успешное предприятие, где работают 40 человек. Потому и доверили ей земляки мандат депутата Совета Заполярного района. Михеева умеет отстаивать интересы односельчан.

Мы встретились с ней ранним летним утром на берегу речки. По зеленому косогору к воде спускалось стадо, и я с опаской посматривала на быка.

Татьяна Павловна показала мне в сторону баржи с топливом, стоявшей как-то уж слишком далеко от берега.
– Ох, как нужны нам причал и дноуглубление! – говорит Михеева. – Ома – река мелководная, суда к берегу подойти не могут.  И дорого, и неудобно, и время тратим.

Кстати, у потребобщества есть свой катер и трактор.
По проселочной дороге мы идем дальше, и нас обгоняет, подняв тучу пыли, машина.

Все генеральные грузы летом приходится возить от реки до места выгрузки через село, главная дорога Омы давно разбита, пыль стоит столбом и сутками не оседает – в короткую навигацию баржи с топливом, стройматериалами, продовольствием и товарами первой необходимости идут одна за другой. Запасается северное село всем необходимым до следующего года.

Вот и еще одна проблема Омы – строительство объездной дороги.

– Стоимость проекта дороги от причала до места выгрузки – чуть больше 24 миллионов рублей, это если без учета песка, но песок у нас есть. А вот щебень для основания нужно будет завозить, мы – край болот, необходимо укрепить дорогу, – говорит Татьяна Павловна.

Хозяйство у Омского потреб-общества по сельским меркам немаленькое – шесть магазинов, в том числе в Вижасе и Снопе, две хлебопекарни – в Оме и Снопе, есть кафе.

– Кафе работает два дня в неделю: в пятницу и субботу, в основном, конечно, ходит молодежь. Семейные торжества заказывают. В будние дни нет смысла открываться – обедают люди дома, – объясняет Татьяна Павловна.

Нас обгоняет еще одна машина, и моя собеседница внимательно провожает ее взглядом.
– Завозитесь? Лето для вас – пора горячая…
– Завозимся. Сахар запасли уже в полном объеме, до следующего года хватит. А муку летом везем 50% от годовой потребности, остальную в сентябре, чтобы подольше была свежей, – говорит Михеева и объясняет мне, городской невеже: – Мука имеет срок годности один год, если просрочим, хлеб будет невкусный, поэтому стараемся вторую половину завезти в последние дни навигации.
– А как с овощами-фруктами?
– Зимой вездеходами доставляем из Мезени по зимнику. А еще скоропортящуюся продукцию: яйца, колбасу, сыр. Каждую неделю – полторы тонны, машина идет двое суток.

В Ому я попала в разгар морошкового сезона – и потому не могла не спросить про нее.
– Со вчерашнего дня принимаем у населения. Но она пока не дошла, рохлая, как у нас говорят. Куда реализуем? В прошлом году собирали для себя и Нарьян-Марского авиаотряда, им на выпечку в кафе. Еще на Маргаритинскую ярмарку в Архангельск возим. Берут хорошо, но, конечно, нужен товарный вид.

Поэтому в этом году Омское потребобщество приобрело вакуумный упаковочный аппарат.
– Собираемся выпускать свою брендовую продукцию – заморозку, разработали дизайн красивой упаковки, морозильный ларь хотим купить, – перечисляет Татьяна Павловна. – Планируем поставлять в Нарьян-Мар.

От моего наивного вопроса:
– А как же кризис? Все сворачиваются, а вы развиваетесь? – она просто отмахивается. Ей о кризисе думать некогда, надо работать. Но, конечно, хорошо помогают окружные субсидии для АПК, у округа сельское хозяйство – в приоритете.
За разговором доходим до пекарни на окраине села. Запах свежеиспеченного хлеба говорит о том, что рабочий день у пекарей давно в разгаре.

Людмила Бобрикова, которая во время отпуска завпекарней исполняет ее обязанности, не прерывая работы рассказывает:
– Печем каждый день, кроме воскресенья, снабжаем хлебом Ому и Вижас, в Снопе есть пекарня и свой пекарь. Что печем? Хлеб – высший сорт, ржаной и ржаной с отрубями. Своя выпечка: булочки, ватрушки, пончики, пряники, печенье. Берут хорошо, не залеживается.

Как раз в этот момент пекарь Елена Корепанова посыпает горячие, с пылу с жару пончики сахарной пудрой.
И тут я понимаю, что зверски проголодалась. Наверное, меня выдали глаза. Потому что, засмеявшись, Людмила Сергеевна подает мне буханку теплого хлеба с румяной поджаристой корочкой.

– Все знают, что в Оме вкусный хлеб. Какие-то свои секреты у вас есть? – интересуюсь я.
Людмила Бобрикова и Елена Корепанова переглядываются и пожимают плечами.
– Нужно, чтобы настроение было хорошим и душа легкой, – говорит Людмила Сергеевна, чуть подумав.
Мы прощаемся и покидаем пекарню, отвлекать пекарей от работы не стоит. Им людей хлебом кормить надо, ведь, как известно, хлеб всему голова.

Ферма
За два дня командировки встретиться и поговорить в селе по душам удалось со многими. И каждому я задавала вопрос о главной проблеме Омы. Скоро я уже перестала удивляться, что и от молодых, и от пожилых ответ получала практически один:
– Ферма!
– Ферма – это наше градообразующее предприятие, – очень верно выразился глава Совета ветеранов Омы Александр Сергеевич Самков.
– Слава Богу, сенокос идет, сено запасают, значит не ликвидируют этой зимой коровушек, кормилиц наших! – сказали мне женщины в магазине. И тут же ревниво поинтересовались: – А вы наше молоко, сливки и творог уже пробовали?

Забегая вперед, скажу, что не просто попробовала, но и увезла с собой в Нарьян-Мар. И поразилась, какого необыкновенного качества продукцию делают несколько человек в условиях, близких к первобытным.

Директор МКП «Омский животноводческий комплекс» Татьяна Александровна Кирина водит меня по темному полуразрушенному помещению и то и дело предупреждает:
– Осторожно, не упадите! Осторожно, не зацепитесь!

Тут и там просевший потолок подпирают балки, стены снаружи оббиты обыкновенной пленкой – для тепла. Ветхое здание пришлось в буквальном смысле этого слова обернуть полиэтиленом после того, как в зимние холода хвосты у телят примерзли к полу, и их оттаивали теплой водой.

Ох, как болит у Татьяны Александровны сердце за ферму. Каждое бревнышко, каждый камень политы ее потом и потом немногочисленных оставшихся работников. Даже в отпуск людям не уйти, потому что каждая пара рук на счету.

И при этом удои на Омской ферме – одни из самых высоких в регионе. А качество продукции – выше всяческих похвал.

Всего на ферме 70 голов крупного рогатого скота. Сейчас коровы, телята и свирепого вида бык нагуливают бока на летнем выпасе под присмотром пастуха.

– Бычка еще одного прикупили, чтобы породу улучшить, да квелый оказался, болеет. А ветеринара нет, – вздыхает Кирина.
– Как это на ферме нет ветеринара? – поражаюсь я.
– Так наш Михаил Уткин возглавил СПК «Восход», сейчас с оленеводами на Канине. Все верно, ему расти надо. А мы остались без ветеринара…
– Что будет, когда мы уйдем на пенсию? – сокрушается животновод. – Молодежь не идет работать в такие условия, и ее тоже понять можно.

Еще одна проблема фермы – резко, в три раза, выросшие в этом году тарифы на электроэнергию у «Севержилкомсервиса». Люди все понимают – экономический кризис не обошел стороной Ненецкий автономный округ. И все-таки…

– Что будет, если не выдюжим? Если ферму закроют? А ведь мы снабжаем молоком, сливками и творогом сразу три населенных пункта: Ому, Вижас и Снопу. Омский сельсовет – отдаленный, из города возить – не навозишься! – эти вопросы волнуют не только Татьяну Александровну.

И при этом – как немой пример бесхозяйственности – высятся на краю села два недостроя: ферма и сенохранилище.
Подхожу к ним ближе – строения находятся уже в стадии саморазрушения. Внутри несостоявшейся фермы – разодранные мешки: то ли со стройматериалами, то ли с какими-то химикатами. Весело зеленеет травка-мокрица. М-да…

Кризис тут уже ни при чем. Новый животноводческий ком-плекс должны были сдать под ключ в 2012 году. Можно говорить про проблемы с подрядчиком, про отклонения от проекта, но факт остается фактом – несколько десятков миллионов бюджетных рублей выброшены на ветер.

Подлежит ли восстановлению долгострой-недострой? Кто-то считает, что – да, кто-то, что легче и дешевле построить уже новую ферму. Но, безусловно, нужна серьезная экспертиза объекта, чтобы ответить на этот вопрос.

И, конечно, если в Заполярном районе подобные недострои уже исчисляются десятками, а бесполезно потраченные деньги – сотнями миллионов рублей, то налицо глубокая системная ошибка. Но это вопрос – уже не жителей села, а законодателей и правоохранительных органов.

А Ому тревожит вопрос простой и одновременно сложный: не закрыли бы ферму.
Об этом мне накануне очень доходчиво сказал Александр Сергеевич Самков:
– Будет ферма – будет Ома, не станет фермы – село умрет.

Тяга к родному гнезду
Мэра Северодвинска Михаила Гмырина я нашла сидящим на лавочке и высоком косогоре над рекой и наслаждающимся видом утреннего неба. Лицо спокойное, умиротворенное. Но, наверное, именно таким оно и должно быть у человека, который решил построить часовню.

Место для часовни мне показала накануне заведующая Омской библиотекой Екатерина Михайловна Михеева. Выбрано оно как нельзя лучше – в центре села, за обелиском Славы. Небольшой пустырь, обрамленный сказочно красивыми березками, будто создан для будущей часовенки, идеальнее места не подобрать.

Но с другой стороны – при чем тут, казалось бы, мэр Северо-двинска? Три высших образования за плечами, два срока на посту главы города, где расположен центр судоремонта и судостроения России. И вдруг – Ома?

– Так я ж родился здесь, тут мое родовое гнездо, родители меня маленьким из Омы увезли, с годами тянет сюда все сильнее, – говорит Михаил Аркадьевич.

Северодвинску предстоит на днях избирать нового главу, Гмырина среди шести кандидатов на этот пост нет.
– Я и не планировал выдвигать свою кандидатуру. Два срока на одном посту – совершенно достаточно, нужна ротация кадров, нужен свежий, незамыленный взгляд на проблемы. И тем более, такого уникального города как Северодвинск, – объясняет свою точку зрения мой собеседник.

В Ому Михаил Гмырин приезжает каждое лето. Приводит в порядок бабушкин дом. А еще, посоветовавшись с земляками, решился на дело, которое захватило его целиком.

– Село – и без храма? Это неправильно, – говорит Михаил Аркадьевич. – Часовня, конечно, – не церковь, но это место, куда будут приходить люди, смогут посидеть, подумать в тишине, обратиться к Богу.

Односельчане его поддержали. И уже в этом году, Бог даст, появится в Оме часовенка.
… Через пару часов «Аннушка» поднялась над землей, я прильнула к окну. Вот здание сельсовета, вот Дом культуры с биб-лиотекой, пекарня, ферма, ярко-полосатая нарядная школа. С высоты птичьего полета село у излучины реки выглядело как нарисованное прозрачной акварелью.

В будущем году Оме исполнится 160 лет, и уже сейчас люди думают о предстоящем юбилее. А когда люди думают о будущем, строят планы – значит, все у них будет нормально.

Ома ждет перемен. (Начало)

Автор — Ольга Петрова
Ссылка на источник — nvinder.ru от 05 сентября 2017 г.