Механика

МеханикаМеханика. В сочинении «Механические проблемы» (Это сочинение долго приписывалось самому Аристотелю, поэтому автора его cейчас называют «псевдо-Аристотелем», принадлежащем одному из учеников Аристотеля и написанном в III в. до н. э., мы находим даже определение механики (греческое слово «механе» означает хитрость). Указав, что своим искусством человек может побеждать природу, идти «против природы», псевдо-Аристотель говорит: «Во многих вещах природа действует вопреки потребностям нашим; она имеет свой образ действий, не подлежащий изменчивости условий, а нужды наши меняются весьма разнообразно. Потому при совершении чего-либо вопреки природе возникают затруднительные вопросы — апории, требующие искусного с ними обращения».

К таким апориям псевдо-Аристотель относит и проблему рычага: «Не представляется ли непонятным, как большой груз может быть подвинут малою силой?» — спрашивает он. Псевдо-Аристотель объясняет загадочные свойства. рычага чудесными свойствами круга: «Он образуется через нечто покоящееся и нечто движущееся» (видимо, автор имеет в виду способ черчения круга). Окружность круга одновременно выпукла и вогнута. Каждая точка круга — начало и конец. Продвижение по кругу есть продвижение вперёд и одновременно назад. Но пути, описываемые концами рычага, — круговые, отсюда и проистекают чудесные его свойства. Далее обращается внимание на то, что круги, проходимые различными концами рычага, неодинаковы, и в этом усматривается разгадка рычага: «Большим плечом рычага можно поднять больший груз, потому что большое плечо производит большее движение». «Сила, приложенная на большем расстоянии от точки опоры, легче двигает груз, так как она описывает больший круг».

С чего началась физика

С чего началась физикаС чего началась физика. Чтобы физика могла быть полезной другим наукам в отношении теории, а не только своими приборами и изобретениями, эти науки должны снабдить физика описанием их объекта на физическом языке. Если биолог спросит: «Почему лягушка прыгает?», то физик не сможет ответить. Но если он расскажет, что такое лягушка, что в ней столько-то молекул, что вот в этом месте у нее нервы и т. д., то это уже совсем иное дело. Если геолог более или менее толково объяснит нам, что такое Земля, а астроном — что такое звезды, тогда можно попробовать в этом разобраться. Чтобы был какой-то толк от физической теории, нужно знать, где расположены атомы. Чтобы понять химию, мы должны точно знать, из каких атомов состоят интересующие нас вещества, иначе мы ничего не проанализируем. Конечно, это лишь одно из ограничений.

Существует и другой тип задач в соседних науках, который в физике отсутствует. Назовем его, не имея лучшего термина, вопросом истории. С чего все пошло? Как все стало таким, как оно есть? Если, например, все в биологии будет нами понято, возникнет естественный вопрос: как появились все существа на Земле? Этим занимается теория эволюции — важная часть биологии. В геологии нам хочется знать не только, как образуются горы, но и как вначале возникла сама Земля, солнечная система и т. д. Это, естественно, приводит нас к желанию узнать, из какого рода материи складывалась тогда Вселенная. Как развились звезды? Каковы были начальные условия? Это — проблема астрономической истории. Сейчас многое прояснилось в происхождении звезд, элементов, из которых мы состоим, и даже чуточку стало ясней происхождение самой Вселенной.

Элеаты

ЭлеатыЭлеаты. Таким же идеалистическим «раздуванием» познания сущности, её превращением в абсолют, оторванный от живого материального мира, было представление о сущем Парменида (V в. до н. э.). Если последователи Гераклита видели в действительности только явления, оторванные от сущности, то Парменид, наоборот, утверждал, что всякое явление, всякое изменение есть не бытие, «не сущее». Но есть только бытие, только сущее; не бытия, не сущего нет. «Только сущее есть, не сущее же не есть и не может быть мыслимо». Отсюда отрицание всякого изменения в природе. Все изменения, наблюдаемые и воспринимаемые нами, не суть истина, а только мнение. Бытие, сущее неподвижно, неизменно, однородно, подобно сфере. Мышление тожественно сущему, ибо оно есть только мышление сущего. Отсюда критика «мнения» и, в частности, знаменитые возражения против движения, выдвинутые последователем Парменида Зеноном Элейским.

Критика Зенона, выраженная в его так называемых «апориях», дала возможность Гегелю назвать Зенона родоначальником диалектики. Мы остановимся на апориях Зенона несколько подробнее ввиду их исключительного значения в теории познания. Это нам поможет уяснить также, почему Гегель называет человека, отрицающего движение в природе, родоначальником диалектики.