Миллер Андрей Александрович — родовое древо

Миллер Андрей АлександровичМиллер Андрей Александрович — родовое древо. В рассказе-воспоминании «Старая фотография» я уже упоминал о своей бабушке по матери Малыгиной (Миллер) Елене Александровне. Девичья фамилия бабушки, похоже, не давала покоя не одному мне.  В семейном альбоме сохранилась только одна фотография Миллер Дмитрия Александровича, брата бабушки, но у них еще были братья, погибшие в первую мировую войну — Василий и Андрей. Хотелось больше узнать и о фамилии, необычной для Севера, и о родственниках по этой линии.

При общении по соцсетям узнал, что в сборнике биографий и автобиографий членов землячества «Тосавей», вышедшем в Архангельске в 2002 году есть биография человека по фамилии Миллер. Прочитав внимательно материал, понял, что это мой троюродный брат, с которым никогда не виделись и не общались. Оказалось, что у нас один и тот же прадед — Миллер Александр Александрович. Моя бабушка Елена Александровна и дед Александра Андрей Александрович брат и сестра.

Вот что написал в этом сборнике о себе и своих родных Миллер Андрей Александрович.

«Родился 25 ноября 1928 года в г. Мезени Архангельской области.

Отец, Миллер Александр Андреевич (1903—1954), — уроженец поморской деревни Койды. Мать, Минькина Ев­лампия Павловна (1905—1935), — родом из г. Мезени.

Фамилия наша для Севера необычная. Очень хотелось досконально узнать историю своего рода. Изучал я ее по архивным данным, начиная с 26 ноября 1853 года. В тот день прадед мой Миллер Александр Александрович всту­пил в военную службу в Архангельский гарнизонный бата­льон внутренней стражи 4-й роты. Выслужив законный срок, уволился с военной службы 4 января 1872 года с правом «проживать повсеместно, где пожелает». По распоряжению ревизского отделения Архангельской казенной палаты от 22 февраля 1872 года был записан в архангельское мещан­ство. В конце 1872 года переехал в с. Койда, женившись на койдянке Евдокий Малыгиной, и было у них шестеро детей, в том числе и мой будущий дед Андрей. У деда Андрея было трое детей, старший из которых стал моим отцом.

Род Минькиных живет в Мезени с незапамятных времен. Мой дед по матери Павел Иванович и бабушка Павла Пет­ровна принадлежали к мещанскому сословию.

Отец, Александр Андреевич, занимался зверобойным промыслом, плавая на парусниках.

В 1934 году отец, имея четверых малых детей, решился ехать с семьей на Новую Землю (в начале тридцатых годов продолжалось заселение архипелага русскими семьями). Ехали охотники-промысловики с Мезени, из Коми области. По прибытии отцу предложили охотничьи угодья на Кар­ской стороне Северного острова — факторию Пахтусова (промучасток Чекино). Вскоре тяжело заболела и умерла наша мама. С Мезени в этот суровый край приехала за детьми бабушка, Павла Петровна, По ходатайству председателя островного Совета Ильи Константиновича Вылко (Тыко Вылка) детей определили в Холмогорский детдом, а я по­шел в школу в Мезени. Учился здесь в 1-м и 2-м классах, 3-й и 4-й закончил в Новоземельской школе-интернате, за­тем снова учился в Мезени, где закончил семь классов.

Очень рано, с первых дней войны, начал работать. В кратчайшие сроки, за месяц, в Мезени необходимо было построить военный аэродром. Людей на строительство до­ставляли из близлежащих районов. Привлекались и школь­ники, возили щебень, засыпали ямы и рытвины. Получил я за эту работу первую благодарность и денежную премию.

С 1942 года участвовал в наважьей путине на р. Мгле, испытав всю тяжесть рыбацкого труда: всего тяжелее было вставать в любое время суток — по циклу прибыли и убыли воды. Участвовал и в забое оленей, внося посильную лепту в отправку мяса на фронт.

В июне 1944 года вернулся на Новую Землю, где отец промышлял уже на Карской стороне Южного острова (фак­тория Литке). Отец при помощи Тыко Вылки устроил меня на морской бот «Касатка». Мотобот обеспечивал промысло­вые участки орудиями лова и продовольствием, вывозил про­дукцию промысла. Несколько раз я обошел на боте вокруг Новой Земли. Побывал во всех промысловых точках полярного архипелага. На собственном опыте узнал, что такое жестокие арктические шторма. Капитаном «Касатки» был прирожденный моряк Федор Митрофанович Елизаров. Благодаря нему я выбрал профессию моряка на всю последующую жизнь. Опытный капитан проявлял немало умения, чтобы не подорваться на минах, множество которых было наставлено вдоль западного побережья Новоземельского архипелага.

В этот период фашистские войска под натиском Советской армии откатывались все дальше на запад, была освобождена почти вся оккупированная врагом территория страны. Однако германские подводные лодки по-прежнему проникали на арктические коммуникации с целью уничтожения полярных станций. В конце сентября 1944 года, например, фашистский диверсионный десант с двух подводных лодок захватил полярную станцию на мысе Стерлегова. На случай встречи с вражеской субмариной морской бот «Касатка» был оборудован поворотной площадкой с двумя торпедными аппаратами для метания глубинных бомб. (В боевой биографии морского бота «Касатка» уже был один такой эпизод. Вблизи полярных станций «Маточкин Шар» и «Мыс Выходной» на восточном побережье Маточкина Шара была замечена германская подводная лодка. 3 августа 1943 года командир гарнизона Лагерное капитан-лейтенант Астафьев отдал приказ на выполнение боевого задания старшему лейтенанту Михотину и капитану мотобота «Касатка». Прибыв к выходу из пролива Маточкин Шар в Карское море, мотобот пробомбил район обнаружения глубинными бомбами. План уничтожения полярных станций «Маточкин Шар» и «Мыс Выходной» был сорван. Вражеская подводная лодка, не ожидавшая такой встречи, поспешила скрыться, и больше вблизи полярной станции «Маточкин Шар» германские подлодки не наблюдались.)

Война войной, а однажды была проведена вполне мирная «операция» — доставка невесты по имени Шура для одинокого охотника-холостяка Павла Панюкова на промысловый участок залива Шуберта. Запись о регистрации брака проведена в судовом журнале «Касатки» 17 сентября 1944 го­да. Счастливая семья впоследствии пополнилась тремя сыновьями. В 1947 году с «Касаткой» случилась трагедия — ее разбило штормом о подводный риф. Капитан, механик, матрос — все трое погибли…

С 1948 года я работал на мотоботе «Толбей» (в переводе с ненецкого это слово означает «скала»), также обслуживав­шем промысловые участки. В октябре на фактории Литке «Толбей» попал в ледовый плен, экипажу пришлось зазимо­вать. Не раз мне доводилось пересекать Новую Землю на собачьих упряжках вместе с И.К. Вылкой. Тыко Вылка был чудесный рассказчик, при хорошем настроении мог петь, его заливистый смех помнится до сих пор. Путешествуя, мы обязательно останавливались в местечке Абросимово, где в просторном доме проживал с семьей удачливый промысло­вик Василий Косенков. Он песцов ловил не только капка­ном, но применял и ловушки-пасти, за что был удостоен похвалы И.К. Вылки. Для Тыко Вылки промысловые угодья в Абросимове были родными. Здесь он провел многие годы своей жизни. Здесь стояла построенная им изба, где мы да­вали небольшой отдых собакам. В первую нашу поездку Илья Константинович показывал приметы местности, так как в обратный путь мне предстояло отправляться одному. Из Белушьей губы меня до «Рогачевского разлога» проводил каюр Павел Журавлев, дальше я благополучно добрался до места назначения. В пути пришлось переночевать, благо встретилось стадо диких оленей, двух из которых завалил. Сытые собаки, свернувшись калачом, отдыхали. Вместе с ними дремал и я. Устроившись в малице на оленьих шкурах, я не испытывал холода, несмотря на морозную звездную ночь. Низко висела луна. Под ее призрачным светом снега окра­шивались в такой же темно-голубой цвет, что и небо. Эта красота запомнилась на всю жизнь.

Зимой 1948/1949 года на острове было особенно много белого песца. Наша семья добыла 242 зверька. Кроме того, я произвел отстрел четырех белых медведей (медведи-сам­цы до середины 50-х годов являлись объектом промысла).

Далее была служба в армии — 4 года и 8 месяцев в авиационных частях Северной группы войск (Польша). Окончил школу младших авиационных специалистов, об­служивал самолеты (моторист-лаборант ГСМ) штаба воз­душной армии. Самолет Рокоссовского базировался на этом же аэродроме. За время службы окончил 10 классов.

В 1954 году демобилизовался, мечтал вернуться на Но­вую Землю, но мечта не сбылась. Около краеведческого музея в Архангельске я встретил И.К. Вылку. Мы долго разгова­ривали, присев на скамейку в садике. И.К. Вылка уже знал судьбу родного острова, знал, что его территория отводится под ядерный полигон, но секрета не выдал. Он посоветовал устроиться на работу в Морзверпром. Было до боли горько прощаться с этим человеком, принявшим искреннее участие в моей судьбе.

Миллер Андрей Александрович слева…На зверобойных шхунах Морзверпрома я проплавал десять лет, прошел все ступени должностной лестницы от третьего до старшего механика. Участвовал в десяти зверо­бойных промыслах в Белом море; в течение одного рейса промышлял тюленя у острова Ян-Майен (район Гренлан­дии). В летний период в девяти промысловых рейсах (море Лаптевых, Диксон, Байдарацкая губа) участвовал в добыче моржа и белухи. В 1957 году база Морзверпром была объе­динена с траловым флотом. С 1964 года я работал старшим механиком на больших морозильных траулерах (БМРТ) «Монголия», «Североморский комсомолец», «Галактика» и др. Работать на мощных траулерах было интересно: в сутки БМРТ перерабатывал до 55—60 тонн рыбы; нередко рыба­ки находили такие косяки рыбы, что полный трал набирал­ся за час траления.

С 1973 года, в связи с ухудшением слуха, я перешел на работу в навигационно-техническую инспекцию по мало­мерному флоту — заместителем начальника. С 1977 года — начальник спасательной службы.

В 1983 году вышел на пенсию, занимаюсь земледелием на дачном участке. В 1997 году командованием Новоземельского ядерного полигона был приглашен на торжества (27—29 сентября) по случаю 100 — летия пос. Белушья Губа. Поселок преобразился: современная застройка, проспекты и улицы. Но сохранились и дома постройки 20—30-х годов (здания островного Совета, школы-интерната), за что надо отдать должное командованию полигона.

Член КПСС с 1956 года. Награжден медалями: «За обо­рону Советского Заполярья», «За доблестный труд в Вели­кой Отечественной войне 1941—1945 гг.», «50 лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», «300 лет Российскому флоту», «Ветеран труда». Архангельским сов­нархозом награжден именными наручными часами (1957); есть много почетных грамот.

Женат. В браке с 1955 года. Жена, Клавдия Ивановна Миллер (Зотикова) (1928 г. р.), — уроженка с. Лешуконского, работала учительницей русского языка и литературы.

Дети: сын Александр (1956 г. р.) окончил Калининградский институт рыбного хозяйства, работает технологом в ГП «Ар­хангельская база тралового флота»; дочь Анна (1958 г. р.)

окончила пединститут, заочно финансово-экономический институт, работает преподавателем географии в школе № 26 (Варавино). Внучка Анна (1988 г. р.), внук Андрей (1990 г. р.).

Родной брат Юрий (1940 г. р.) родился на Новой Земле, окончил военное училище связи и служил на советско-ки­тайской границе (р. Амур), вышел на пенсию в звании май­ора, живет в г. Кузнецке Пензенской области. Сестра Елена (1950 г. р.) работала поваром в Заполярье (пос. Диксон). В настоящее время на пенсии, живет в Маймаксе. Племянни­цы Наталья и Марина работают в торговле. Братья Альберт (1930 — 1972), Вениамин (1932 — 1972), Аскольд (1937 — 1983) были после выезда с Новой Земли охотниками-промысловиками на Диксоне.

По материнской линии у меня есть братаны. Зотик Евге­ньевич Минькин (1940 г. р.), будучи директором совхоза в д. Ластоле, преобразил деревянные скотные дворы деревни в животноводческий комплекс кирпичного исполнения; для работников были построены четырехквартирные кирпичные коттеджи. В 80-е годы он продолжительное время был первым секретарем Приморского райкома КПСС. А Геннадий Евгеньевич Минькин более 15 лет (1970—1980-е годы) был председателем рыболовецкого колхоза «Северный рыбак» (Зимняя Золотица). При нем колхоз превратился в процвета­ющее хозяйство. Обоих Минькиных до сих пор добрыми словами вспоминают в беломорских деревнях.

О памятных событиях в своей жизни, о встречах с инте­ресными людьми я рассказал в ряде публикаций: в книге, посвященной 70-летию Ненецкого автономного округа — «Ненецкий край: сквозь вьюги лет» (Архангельск, 2000), опубликован очерк «Человек в малице» (воспоминания о Новой Земле); серия очерков помещена в газетах «Рыбак Севера» (1998) и «Правда Севера» (24.02.1999 г.)».

Старая фотография

Гудаев М.В.
г. Новодвинск
4 сентября 2017 года