Мезенскому лесозаводу – 90 лет

Мезенскому лесозаводу – 90 лет

Лесопильный завод несколько десятилетий был сердцем Каменки, непрерывно стучал, а мы не замечали его биения. Мой отец всю свою жизнь проработал в механическом цехе. Бывало, за ужином скажет: «Сейчас меня на работу вызовут – турбина остановилась». И уже через полчаса спешит устранить поломку. В память об отце и таких, как он, я начала собирать историю завода: его строительства, первых директоров, нелёгких 30-х, предвоенных и военных годах. Нам этого никто и никогда не рассказывал.

Рабочий посёлок Каменка возник в 1890-1891, когда предприимчивые купцы Ружниковы из местных крестьян начали в устье реки Мезень постройку лесопильного завода.

От тех времен  сохранилось в поселке  единственное здание — мы называли его профилакторий. Построенный на живописном месте, обрамленный березовыми аллеями, этот «хозяйский Белый дом» всегда был гордостью и местом отдыха жителей поселка и выражал неподдельное восхищение у приезжих гостей. Строительство его началось в 1892 и закончилось в 1894 году. Хочется верить, что эта дата, написанная  на потолке одной из бывших хозяйских комнат, сохранилась до сих пор. Тогда же дом «оброс» различными хозяйственными постройками, все они вытянулись в ряд справа от основного здания. Опрятно сработанные, с элементами украшения, они отнюдь не мешали общему виду, хотя  были в них прачечная, баня, склады, хлев, конюшня.

«Дом пережил все превратности судьбы: был квартирой хозяина и управляющего старого, а потом и нового завода, конторой строительства, домом отдыха, временным приютом для переселенцев во время ВО войны; в нем последовательно размещалась казарма и штаб пограничной службы, заводской профилакторий, контора (офис) лесопильного завода». Н.Шульгин. Каменка. (К 75-летию лесозавода). «Север», 17 сентября 2004 г.

Как утверждает автор, какое — то время здесь размещалась школа юнг (до перевода в Архангельск). Это значит, что наши мезенские мальчишки тоже учились в ней. Школа создана в 1942 году по приказу наркома Военно-морского флота СССР адмирала Н.Г.Кузнецова. Она была призвана восполнить нехватку морских специалистов на всех флотах и флотилиях Советского Союза. За прошедшие годы очень изменился внешний облик здания. Сейчас у него новый хозяин и я смею надеяться, что он  сохранит этот дом для потомков в ухоженном виде.

В марте-апреле 1920  года, с приходом к власти большевиков, все заводы в стране были  национализированы. В 1921 году в Архангельске образовался трест Северолес, получивший имущество бывших лесозаводчиков Архангельской области, в том числе и мезенских. Завод Ружникова стал заводом №48, завод Русанова — №49.

Советское государство нуждалось в валюте. У капиталистов была заинтересованность в лесе, поэтому экономически самым удобным объектом торговли являлись леса на севере. «Лесной и нефтяной экспорт для нас имеет громадное значение… При надлежащем вложении средств и рационализации лесного хозяйства мы могли бы не только восстановить довоенный экспорт, но еще сильнее его развить». (А.И.Микоян).

Уже в начале 20-х годов было принято решение о строительстве нового лесопильного  завода в устье реки Мезень. Для предприятия нужно было выбрать удобное место. В 1924-25 году было признано, что значительные преимущества имеет месторасположение лесозавода №48. «Постройка завода выше по реке Мезень, потребовала бы особенно сложных и дорогих сооружений для отгрузки товара через Мезенский порт. Место завода № 49 было отвергнуто, т.к. участок дна реки у берега непрерывно заносится няшей, борьба с этим заносом невозможна даже при условии крупных затрат. … место для поселка неудовлетворительное и даже вредное для жизни и здоровья… нет места ни для бревенной, ни для товарной биржи… предполагали, что лесозавод №49, имеющий к тому же устаревшее оборудование, после окончания постройки нового завода будет закрыт, а весь состав рабочих и служащих перейдет на новый». (ГААО.Ф.71.Оп.9.Д.121).

В октябре 1926 года в Мезенский район управляющим заводами и для ведения секретной работы был назначен Уполномоченный треста Северолес Поппе Константин Георгиевич. Член ВКП(б) с 1917 года. Венгр по национальности, родился он в Румынии в 1892 году. В совершенстве знал русский, венгерский и румынский языки. У себя на родине состоял в обществе «Синдикат» (система экономической организации, в которой промышленность находится во владении и под управлением рабочих), будучи во главе учреждения руководил секретной перепиской. Был осужден полевым судом и приговорен к расстрелу. Бежал из тюрьмы в Россию. С 1 октября 1917 года — гражданин СССР. До назначения в Мезень служил в Красной армии. Как свидетельствуют некоторые сохранившиеся документы, это был весьма инициативный руководитель, бурная деятельность которого не вызывала восторга у высшего начальства.

Видя нецелесообразность выполнения некоторых из приказов треста Северолес, которые могли бы привести к большим затратам и остановке завода, Константин Георгиевич неоднократно обращался в письмах и телеграммах в контору и, не получив ответа, направляет информацию в Мезенский Уездный исполком: «Настоящим информирую Уездный исполком по вопросам касающимся постройки нового лесозавода в Каменке. …Имеется распоряжение правления Северолеса пилить на временном лесозаводе в Каменке бревна длиной 12 аршин, толщиной 6 -6,5 вершков в кол. 1000 штук, которые находятся в штабелях между 11 тысячами бревен других размеров… нецелесообразность такой работы приведет к остановке завода… Последствие такой остановки в распиловке материалов может очень чувствительно отразиться на ходе постройки нового завода…».

Он писал о нецелесообразности завозки кирпича из Архангельска по причине дороговизны и указывал на возможность изготовления его на имеющемся кирпичном заводе в Каменке и закупке у крестьян д. Тимощелье.

«В моих докладах Правлению указывалось на рентабельность половины февраля месяца начать постройку жилых зданий… Обещали, что в конце февраля к нам приедет инженер строитель Фридман и привезет планы, а в конце марта прибудет гл.производитель работ. До сих пор ни планов, ни инженера, ни производителя на заводе нет…».(ГААО.ОДСПИ.Ф10 Оп.1Д.1316).

Возможно, что Поппе К.Г. обращался непосредственно и к главному руководству Правления в Москве. В архиве имеется письмо из Москвы, направленное в его адрес.

«Дорогой тов. Поппе. Вы являетесь Уполномоченным гл.конторой Северолеса в Мезени. Подчиняетесь непосредственно главному управляющему тов. И.Д.Преловскому… Постройка нового завода будет производиться под непосредственным руководством Правления в Москве. Будет создано Управление главного производителя работ по постройке «Мезенского лесопильного завода им. Ф.Э.Дзержинского». Этот главный производитель работ будет получать все директивы, указания и средства от Правления и нести ответственность исключительно перед ним… Вы будете оказывать необходимое содействие ему, через Вас он должен поддерживать связь с местными органами. Когда завод будет закончен, он сдаст его по акту заводскому отделу и тогда, я надеюсь, мы будем иметь удовольствие видеть Вас Управляющим этим заводом. В постройке завода мы никакого двоевластия не допустим… незачем Вам осложнять свою работу посторонними обязанностями… начиная с приказа от 23 июня, Вами проведена такая централизация, которая свойственна не уполномоченному Правления, а начальнику Мезенского округа… С коммунистическим приветом. Биткер».        (ГААО.Ф.71.Оп.9.Д.83).

В январе 1927 года на лесозаводе № 49 произошла авария, которая принесла большие неприятности, в том числе и директору, была создана комиссия по выяснению её причин. Дело передали в прокуратуру. В письме Главному Управляющему Северолеса Преловскому Константин Георгиевич  пишет: «…комиссия работала не с целью детального выяснения причин поломки, а с целью всю вину… взвалить на администрацию. Не знаю, что их заставило так поступить … в данной поломке нет никакого злого умысла со стороны администрации лесозавода № 49…причиной поломки послужил один из болтов крайцкопа с трещиной в нем… при таком подходе к администрации… трудно будет их удержать на заводе и мы можем остаться без работников, которые нам необходимы».

Преловский отвечает, что в передаче акта прокуратуре ничего страшного нет, и просит тов. Поппе не беспокоиться. (ГААО.Ф.71.Оп.9.Д.83).

В июне 1927 года Уполномоченным Правления Северолес по Мезенскому строительству назначен Шип Григорий Львович.
Руководство заводами передается Кабрину Михаилу Григорьевичу, заместителю Поппе К.Г.

Кабрин Михаил Георгиевич, 1871 года рождения, мещанин, отец — столяр, мать — домохозяйка. Окончил 2-х классное приходское училище.  До революции работал на разных лесопильных заводах в Архангельске, неоднократно увольнялся за революционные выступления, после увольнения все хозяева лесозаводов и управляющие в работе ему отказывали. Имел семью из 10 человек, через местную газету узнал, что требуются в отъезд квалифицированные рабочие. До 1915 года проработал в Пермской губернии, снова был уволен. С приходом советской власти его снова призвали в лесную промышленность, направили в Мезень заместителем т. Поппе. С июня 1927 года Кабрин М.Г. заведующий заводами в Мезени.

В 1927 году появляются первые корпуса нового завода, мощность  которого предполагала размещение 3 тысяч инженерно-технических работников и рабочих с их семьями.

Строительство велось в сжатые сроки, в связи с этим требовался приток рабочих рук. Согласно отчету, за 15 мая 1928 года «на строительстве лесозавода  работало 1928 человек. Рабочих и служащих – 947 человек. Состав партийной  ячейки завода в 1928 году состоял из 97 человек: 45 членов, 52 кандидата». Бюро ячейки в 1928-1929 гг. возглавлял Житов К.А. (ГААО. ОДСПИ, Ф.п195.Оп.1.Д.31).

Житов Константин Александрович в 1937 г. арестован, 10 лет отбывал в Норильлаге. В 1949 вновь арестован, сослан на поселение в Красноярский край на 7 лет.

Больше половины работающих на заводе были временные рабочие из близлежащих деревень, а также административно высланные и спецпоселенцы (лица, определенные в места поселения под надзор территориальных органов ОГПУ). Среди них были представители интеллигенции, духовенства, инженерно- технические кадры, так называемые раскулаченные и  многие другие «неполноправные» советские граждане.

Партийной ячейке завода отводилась большая роль в руководстве строительством. На партсобраниях поднимались самые разные вопросы: о необходимости производить распиловку вручную, т.к. лесопилка не справляется с объемом работы, а лесоматериалов на строительство требуется большое количество; о проблемах с наймом рабочей силы… люди уезжают, недовольные заработком… много конфликтов с приехавшими из Архангельска рабочими; об остром кризисе жилья и в связи с этим необходимости постройки летних будок; о ликвидации семейных спален в общих бараках; о подписке займа среди коммунистов и рабочих завода (предлагалось внести 100% зарплаты); о проникновении в рабочие ряды кулацких элементов. (ГААО. ОДСПИ, Ф.п195.Оп.1.Д.31).

Большое внимание партия уделяла культурно — массовой работе: отмечалась нерегулярность этой работы в бараках; говорилось о необходимости практиковать проведение Больших политических дней; при втягивании в кружковую работу брать курс на рабочих с производства, пресекая проникновение непролетарского мещанского элемента; в расписание массовой культурно — просветительской работы на строительстве включить занятия кружка безбожников; поднимались вопросы о борьбе с пьянством.
16 октября 1928 года, присутствуя на собрании партийной ячейки, секретарь Мезенской УК Третьяков отметил: «Производственная ячейка это хребет партии, по нам равняются все другие ячейки. В связи с этим на нас и возлагается много». (ГААО, ОДСПИ, Ф.195.Оп.1.Д.31).

Уполномоченный Губ КК т. Гольчиков призывал партийцев к бдительности и  борьбе с бюрократией: «Без старых  сил, интеллигенции, мы обойтись не можем, а при ее участии нам нужно быть бдительными… Шахтинское дело нам дает урок. Нам нужно усилить контроль над нашим аппаратом. …Нужно больше ящиков для жалоб… Привлечь к работе делегаток. Завязать связь с уездным бюро жалоб. … Нужно организовать помощь масс, без этого борьба не будет успешной!». (ГААО, ОДСПИ, Ф.195.Оп.1.Д.30).

Вступать в ряды партийцев  желающих было мало. На одном из собраний отмечалось, что вербовка новых членов в партию поставлена слабо, по количеству цифра чрезмерно низка. Несмотря на это, не все партийцы проходили «чистки».

Питухин Павел Федорович исключен за несогласие с проводимой линией партии по вопросам  оплаты труда, переподготовки кадров, коллективизации сельского хозяйства.  Говорил что «попадают и учатся в школе только дети привилегированных рабочих и специалистов, получающих хорошую зарплату».

Скуратов Иван Яковлевич из д.Целегора  исключен за выезд с лесозаготовок, участие в стачке шпалотесов  в 1928 году. Выступал против отправки лошадей в Архангельск за грузом Северолеса и не давал своей лошади.

Митькину Федору Ивановичу было предложено порвать связь с родственниками жены — семьей Пашниных, лишенцами.

Табуева Евгения Егоровна исключена за отказ обучать неграмотных, отказ от работы в пасхальные дни.

Сопочкину… нужно порвать связь с отцом, он религиозен.
Петелин Артемий Ананьевич исключен из партии по доносу. «Петелин был противником революционного движения. Он выдавал политических ссыльных, едущих за границу».

Рогуева Евдокия Васильевна исключена  за отказ пройти «чистку».

Ловцев Степан Анисимович настойчиво просит исключить его из партии. (ГААО. ОДСПИ.Ф.195. Оп.1. Д.34).

Кабрин Михаил Григорьевич пробыл директором завода не больше года. В 1928 году он привлекался к судебной ответственности за невыполнение указаний завкома (несвоевременный ремонт комнат для завкома), отбывал 2 месяца принудительных работ.

В 1928-29 годах директором лесозавода №49 и по совместительству уполномоченным от треста Северолес был назначен Курицин (инициалы неизвестны). Этот директор тоже «не прижился» на заводе.

29 июня 1929 года в Архгубком ВКП(б) поступила докладная записка от секретаря Мезенской УК Третьякова, в которой он сообщает: «…Опыт работы уполномоченного по совместительству и директора л/з № 49 Курицина показал, что это ни к чему не приводит. Директивы и распоряжения… не выполняются. Предлагаю директором л/з № 49 т. Антипина, работающего ныне председателем завкома лесозавода №49. Это крайне необходимо, т.к. на строительстве лесозавода № 48 совершенно нет партийцев среди администрации». (ГААО. ОДСПИ.Ф.10. Оп.1.Д.1339).

В 1928 году начальником управления по постройке Мезенского лесозавода назначен Варакин Петр Львович 1888 г.р. Член партии. Работал заведующим лесозаводами  №25, №27 с 1921 по 1926. 16 марта 1926 утвержден кандидатом в члены правления треста Северолес, назначен зав. отделом главной конторы в Архангельске. 18 января 1927 просит освободить его от занимаемой должности и если возможно, то перевести на один из лесозаводов. С характеристикой «неспособен справиться с порученной ему работой» переведен для завершения строительства Мезенского лесопильного завода. (ГААО. Ф.71.Оп.1.Д.27).

24 января 1929 года на партийном собрании ячейки поднимается вопрос о радиофикации и электрификации рабочего поселка. Поручают это дело коммунистам Кутышеву, Кычину, Плюснину с привлечением директора завода т.Рихтер. Им поручено  разработать практические мероприятия по радиофикации рабочих бараков и вынести их на бюро ячейки не позднее 5 февраля.   Варакину поручают освещение рабочих бараков. Дали задание ПУ сразу же после пуска турбины приступить к освещению поселка. (ГААО, ОДСПИ, Ф.195.Оп.1.Д.31 Л.90).

15 февраля 1929 года с большими недоделками лесопильный завод № 48 был сдан в эксплуатацию и приступил к работе.

Работа над историей завода продолжается и, дай Бог, будет закончена. Я буду очень благодарна всем, кто поделится со мной своими знаниями и историями о заводе и его людях.

Автор — Надежда Макурина (г.Архангельск)

Ссылка на источник — Сетевое издание «Север» от 25 ноября 2019 года