Мастер боевого биатлона

Александра Григорьева3 апреля 2009 года. Газете «Северный рабочий». Мастер боевого биатлона. Для Александра Григорьева всё началось с охоты в ненецкой тундре.

О том, что в Северодвинске живет самый что ни на есть настоящий мастер спорта по биатлону, узнал совершенно случайно. В журналистской практике подобное происходит сплошь и рядом. Вот и на этот раз судьба свела с коллегой по бывшей преподавательской работе в ПУ-22 Владимиром Григорьевым. Слово за слово — и вдруг выяснилось, что младший брат моего товарища, Александр, в далекие 70-е годы занимался биатлоном и достиг немалых высот… Спустя несколько дней мы уже беседовали с одним из зачинателей биатлонного дела в нашем городе.

Наше досье
А. Григорьев, 55 лет, мастер спорта по биатлону, бронзовый призер чемпионата Северо-Запада России (1977), неоднократный победитель Беломорских игр (1975—1980) в составе сборной ДСО «Труд», победитель областной спартакиады профсоюзов, неоднократный чемпион Архангельской области.

— Александр Васильевич, для начала несколько слов о себе. Как вы оказались в Северодвинске?
— Мы с Володей родом из поселка Шойна, что в Ненецком автономном округе. Вот он первый и проложил путь в Северодвинск, поступив в 22-е профтехучилище учиться на трубоукладчика. В 1969 году позвал меня, и я приехал, чтобы получить профессию машиниста-экскаваторщика. Надо же было когда-то от оленей оторваться, вот мы с братом и оторвались.
— Известно, что в биатлон, как правило, приходят из лыжного спорта. Выходит, у вас перед приездом сюда уже была определенная подготовка на лыжне?
— Была, на охотничьих лыжах (смеется). Весной в Шойне с отцом часто на охоту ходили, а там без охотничьих лыж не обойтись. Сезон был небольшой, всего десять дней. Вот и приходилось гусей за это время стрелять по максимуму, чтобы запастись мясом.
— И сколько трофеев добывали?
— Я за пару дней мог настрелять около 70 штук, а отец и того больше.
— Вот, оказывается, где вы первую биатлонную закалку получили…
— Выходит, так. А в училище я лыжами занялся всерьез, за что огромное спасибо моим первым учителям физкультуры Александру Ушакову и Валерию Башлачеву. Биатлон пришел несколько позже.
— И когда же?
— Зимой 1971 года. Тогда проводилось первенство областного ДСО «Труд» по зимним видам спорта. Естественно, каждый спортивный коллектив был заинтересован в том, чтобы набрать наибольшее количество очков в общем зачете. А тут как на грех в Северодвинске не оказалось команд по биатлону. Вот нас, лыжников, и поставили под ружье. В нашем «Строителе» выступали мой учитель Валерий Башлачев, Юрий Мылюев, Геннадий Кашунин и я. Такие же команды, насколько я помню, были в «Севере» и «Беломорце».
— Думаю, нашим любителям спорта будет интересно узнать, из чего же состояла тогда биатлонная экипировка?
— Обычные лыжные ботинки, деревянные лыжи, на которых, кстати, бегали только «классикой». Помимо этого в наш арсенал входила винтовка ТОЗ-8 с боевыми патронами калибра 6,5 мм. Именно поэтому мы тот биатлон и называли боевым.
— И чем же та винтовка отличалась от современной?
— Современная мелкокалиберная винтовка для биатлона — это совсем другое оружие. При стрельбе из тульской винтовки одна отдача чего стоила. Если биатлонист был худеньким, то после выстрела ему вновь приходилось подползать к огневому рубежу — настолько сильной была отдача.
— Александр Васильевич, в армии с биатлоном тоже не порывали?
— Мне довелось служить под Архангельском, на Лесной речке. Часть наша входила в Ленинградский военный округ, у которого была своя мощная спортивная база в Кавголово. Вот из двух лет службы я более года провел именно там. Вместе с хоккеистами ленинградского СКА здесь тренировались лыжники, биатлонисты, прыгуны с трамплина и двоеборцы.
— Одним словом, в Кавголово продолжились ваши занятия биатлоном.
— Не угадали. Здесь мне пришлось в основном тренироваться на лыжне. Биатлонистов и без меня хватало. Те же мурманчане, у которых биатлон имеет великолепные давние традиции, приезжая в Кавголово, сразу же требовали винтовку. Поэтому я больше предпочитал уповать на лыжи, став даже чемпионом округа среди юниоров.
— Выходит, биатлонную винтовку два года в руки не брали?
— Во второй год службы все же не выдержал, взял и сразу выиграл первенство округа, и тоже по юниорам. Мне в те годы повезло познакомиться с будущим олимпийским чемпионом Анатолием Алябьевым. Вместе тренировались на лыжне. Он же был еще и мастером спорта по лыжным гонкам.
— А в 1980 году в Лейк-Плэсиде Алябьев стал двукратным олимпийским чемпионом.
— Да, тогда у нас была мощная сборная: Александр Тихонов, Владимир Аликин, Анатолий Алябьев и Владимир Барнашов. Кстати, с последним мы вместе выступали в 1977 году в финале чемпионата РСФСР в Ижевске, где мне удалось опередить его на две позиции. В индивидуальной гонке на 20 километров я был двадцатым, а Владимир — двадцать вторым.
— Где же удалось выполнить заветный мастерский норматив?
— Это произошло в январе 1977 года в Кирово-Чепецке, где проходил чемпионат Северо-Запада. Я завоевал бронзовую медаль, уступив ребятам из Мурманска и Кирова.
— Александр Васильевич, можно поподробнее о биатлонной стрельбе в те годы? Чем она отличалась от нынешней?
— Стреляли сначала, как я говорил, боевыми. Расстояние до мишеней было 150 метров. Только с 1978 года его уменьшили в три раза, до 50 метров. Ковриков никаких на огневом рубеже не было. На щитах висели две бумажные мишени с габаритами — одна для «лежки», а другая для «стойки».
— Что за габариты?
— Минутная и двухминутная. Если биатлонист попадал в одну из них, ему добавлялась штрафная минута или сразу две, в зависимости от габарита. Между прочим, после соревнований каждый участник мог ознакомиться со своей мишенью.
— А как же штрафные круги?
— Они были, но только в эстафетах. После стрельбы судьи спортсмену говорили, сколько кругов бежать, если он допустил промахи.
— Круг был такой же, как и сейчас — 150 метров?
— Точно такой.
— У женского биатлона были свои особенности?
— Не было по одной причине: в те годы его попросту не существовало. Он стал развиваться только в конце 70-х, а официальное признание на международной арене получил в 1984 году на чемпионате мира во Франции.
— Когда же расстались с биатлоном?
— Да уже давненько, в 1980 году. Здоровье стало не то, да и работа тяжелая постоянно давала о себе знать. Всю жизнь проработал на строительных машинах. Вот и сейчас на грейдере тружусь.
***
Мы еще долго говорили с А. Григорьевым о современном биатлоне, о допинговом скандале в российской сборной, о биатлонных традициях у соседей-мурманчан, которыми мы похвастать, увы, не можем. Слушая своего собеседника, я листал его фотоальбом и не мог оторвать глаз. Кого здесь только не было! Галина Кулакова, Раиса Сметанина, Николай Бажуков, Василий Рочев, Николай Круглов-старший, Александр Елизаров, Татьяна Радюшина, Валентина Леванидова… Можно только порадоваться за А. Григорьева, которого судьба когда-то свела с теми, кого принято называть цветом нашей спортивной нации. Впрочем, были в том альбоме и другие фото моего героя — с охотничьими трофеями. Они словно напоминали, что все у него начиналось с гусей и куропаток в ненецкой тундре.

Дата публикации: 3 апреля 2009

Автор: Спортивный обозреватель Александр