Когда Отечество – вся Земля!

Когда Отечество – вся Земля!

По последним данным, более 3 800 выходцев из Ненецкого округа на сегодняшний день проживают за границей.

Жители Нарьян-Мара, Шойны, Неси, Хорей-Вера, Усть-Кары, Каратайки, Харуты, Индиги и других населённых пунктов после распада СССР одним махом стали иностранными гражданами. Но есть и так называемая эмиграция первой волны: около тысячи наших земляков, а чаще – землячек, которые в девяностые–двухтысячные оказались по разным причинам в «зелёном международном коридоре». Кто-то из девушек вышел замуж за иностранца, рассматривая дальнейшие перспективы, кто-то получил высокую оценку своего диплома, попал на обучение в европейские или азиатские вузы, а тех, кто вышел замуж по взаимной любви и остался в чужом краю навсегда, можно сосчитать по пальцам. Большая часть наших земляков из НАО получила двойное гражданство и живёт, как говорится, на два дома. Среди них и героиня этого материала Зоя Вылка-Равна – гражданка Норвегии и в то же время – гражданка России.

А тундра всё равно манит!

У каждого из нас своё собственное отношение к слову родина. Для большинства оно ограничивается страной или государством, в котором мы родились и живём. Для кого-то – местом рождения, а для кого-то это понятие расширяется до безграничных масштабов, в прямом и переносном смысле этого слова.

Трудно сказать, где твоя Родина, если ты родился, например, в Нарьян-Маре или одном из посёлков Ненецкого округа, создал семью в Питере или Москве, родил детей в Норвегии, Австралии или Канаде, а научные труды и лекции по народоведению проводишь не первый год в Финляндии, Канаде или Штатах. При этом никогда не забываешь, где твои корни, даже когда тебя везде считают своим человеком…

Кстати, у многих древних народов, таких как индейские племена Северной Америки и Канады, исторически не существовало понятия свой-чужой. Все люди, живущие на Земле, считались родственниками, потому-то они и не восприняли приход на их земли испанских конкистадоров как вселенскую трагедию. Следуя древним общечеловеческим законам, они приняли пришельцев как братьев по планете, о последствиях этой встречи рассказывать не нужно.

Не так давно я в очередной раз встретилась с Зоей Ефимовной Вылкой-Равна. Она более 20 лет живёт в Норвегии, читает лекции в Университете Тромсё, работает в Финляндии и Канаде. Пишет интересные статьи в различные журналы и читает лекции. Именно Зоя напомнила мне эту историю индейского народа, где слово земляк изначально не было связано с местом рождения или жительства твоего рода-племени, а обозначало лишь ареал обитания человечества на нашей прекрасной планете. Земляк, значит, житель Земли! Зоя Ефимовна – интересный собеседник, вдумчивый, серьёзный и жизнерадостный человек, живо интересуется всем, что происходит вокруг. Я спросила, как судьба забросила её, Зою Вылку, в Норвегию, как девушка из Красного стала преподавателем в Тромсё, как и когда она стала Равна. Как на сегодняшний день продвигается её карьера. Я думаю, что этот вопрос интересует многих наших земляков и землячек, так как попасть в Зарубежье в разное время мечтали многие. Как мне кажется, ответы моей собеседницы могут их озадачить.

– Никогда не стремилась за рубеж, оказалась в Норвегии случайно. После окончания ФНКС (Факультета народов Крайнего Севера) института имени А. И. Герцена, ныне ИНСа, я выиграла грант на четырёхмесячное пребывание и обучение. Нужно было обязательно знать английский язык. Это особая программа, связанная с этнографией и этнолингвистикой, которая меня всегда интересовала.

1996 год стал судьбоносным в моей жизни: в Вангурее Большеземельской тундры, где в то время кочевали мои родные – мама, отец и младшие братья, случайно встретила Эйвина Равна, моего будущего мужа. Заметила, что в моей жизни происходит много такого, что я раньше считала случайностью или везением, и только позднее осознала, что это закономерность, определённая мне судьбой. Не случайно же у нашего ненецкого народа существует поверье: много дорог у ненца, и куда ему повернуть, чтобы не заблудиться и не пойти чужой дорогой, можно узнать лишь следуя законам предков. Тогда Нум ему укажет путь, главное – не обижать Священную Сопку рода, которая всё видит и обо всех всё знает. Об этом мне часто говорили родители, а им – их родители. Правда, по молодости я не воспринимала многое серьёзно.

Понимаю, что путь, по которому я иду – это и есть моя жизненная дорога. Понятие же священной сопки вовсе не связано с холмом или возвышенностью – это символ стремления к чему-то лучшему и высокому, предназначенному судьбой. Сейчас, когда родителей нет в живых, я часто вспоминаю их слова, рассказы о предках родов Вылки и Ледковых и очень сожалею, что редко спрашивала их, мало интересовалась прошлым, когда были живы бабушка и дедушка. Понимаю, как многое мы упускаем, не интересуясь, отмахиваясь от рассказов наших близких, не задумываясь над тем, сколько тайн они унесут с собой потом в страну предков.

– Вы часто приезжаете на малую родину? На сей раз это связано с вашей работой или с посещением родных мест в Красном? 

– Стараюсь раз в год приезжать в Нарьян-Мар и Красное. Родные места не отпускают меня. Когда я долго не бываю здесь, мне всё время снится наше стойбище, как я еду на оленях. Вместе с мужем мы несколько месяцев работали в Канаде. Я читала лекции по культуре древних народов в Торонто, Эйвин проводил научные изыскания по исследованию истории и этногенеза аборигенных народов Земли. Чем дольше мы занимались этой работой, тем больше я начинала грустить по дому, тундре, нашему стойбищу, хотя понимала, что ничего этого уже нет. Перед тем, как я сорвалась сюда, мне каждую ночь снились олени и упряжка, которой я управляю. И я поняла – надо ехать!

Обычно совмещаю приезд в Нарьян-Мар и Красное с работой и встречей с братьями. Они тоже стараются приехать в округ к тому времени, когда я здесь окажусь. Им проще – они живут на Ямале.

Старший из них, Сергей – известный мастер художественных промыслов: в начале двухтысячных он был направлен в Салехард из округа для того, чтобы учиться художественной резьбе по кости. Вслед за ним на учёбу уехал и младший Николай. Отучились, приехали в Нарьян-Мар, но здесь оказались никому не нужны: помаялись в поисках работы, ничего не нашли и уехали назад на Ямал. Теперь у них творческая мастерская в Тарко-Сале, их работы выставляются не только в крупных городах России, но и за рубежом.

Участвую в большом исследовательском проекте: готовлю материал для Университета Тромсё и Арктического центра Норвегии. Прилетела группа учёных из нескольких стран, занимающихся изучением проблем коренных народов Земли, среди которых жители стран Южной и Северной Америки, Канады, Финляндии, Швеции, Норвегии и России. В исследовательскую группу включены и мы с Эйвином. Он занимается индейскими племенами Канады, скрупулёзно изучает их менталитет и историческое прошлое для того, чтобы выявить сходство культур всех аборигенных народов планеты.

Я же работаю с ненцами Таймыра, Ямала и нашего округа.

Мы находимся ещё в начале нашего пути, но уже сейчас выясняется, что древние культуры всех коренных народов планеты очень схожи. Философский взгляд на жизнь, созерцательность, отношение к природе и понимание своего места в ней – эти объединяющие факторы позволяют утверждать, что все мы дети одной общей древней цивилизации. Планета не отвергает, а оберегает нас, иначе как бы все древние народы смогли выжить в техногенном мире!

– А представителям техногенных цивилизаций, финансирующим этот уникальный проект, зачем это нужно? 

– Вся эта работа идёт под эгидой ЮНЕСКО. Опыт древних народов, система их выживания, сохранения культур и языков – это то, что, по мнению современных ученых, должно помочь выжить всему человечеству. Объектом исследования учёных являются не только древние языки и культуры, но и медицина, кухня, способ передачи данных, информационная составляющая. Ведь никому неведомо, как на протяжении тысячелетий коренным народам удавалось выживать без современной медицины, как им удалось сохранить свою идентичность до нашего времени, какие способы передачи вековых знаний от предков к потомкам существовали и существуют в наши дни. Кстати, именно Норвегия была первым государством, которое начало очень серьёзно изучать и практиковать аборигенную культуру. В Тромсё создан научный медицинский центр, который не просто изучает медицину аборигенов Севера, но и использует её на практике.

– Ваш брат Николай недавно был в Нарьян-Маре, открывал памятник шабуру в Тельвиске, а в Устье – памятник пустоваре. 

– Николай в последнее время увлёкся резьбой по дереву, причём его больше интересуют крупные объекты, парковая живопись или парковая скульп-тура. Тельвиска и Устье – это не первые плоды творчества Николая. У него вообще художественный склад ума, он видит объект целиком ещё до того, как начал над ним работать. К своему делу относится очень серьёзно. К сожалению, я его не застала, он уехал на Ямал, там тоже много работы. Мы всегда с братьями на связи, хотя встречаться приходится редко. Весной я была на Ямале, поэтому пока ещё живу той встречей с ними. Они и ко мне приезжают в Тромсё, так же как и я, совмещают отдых с работой.

Напоследок я задала собеседнице личный вопрос:

– Может ли она назвать себя счастливым человеком?

После недолгой паузы ответила:

– Не знаю, никогда над этим не задумывалась. У меня есть любимая работа, семья, дети радуют. Может, это и есть счастье? Дочери Анне-Софии уже 16 лет. Она спортсменка, участница и победительница многих спортивных соревнований, член юношеской сборной Норвегии по биатлону и теннису. Младшему Перу-Эйвину пока только семь, поэтому со своими пристрастиями он ещё не определился. Дети вполне самостоятельные и радуют нас. Оба знают несколько европейских языков, старшая пытается изучать русский, но выходит не очень. Зато выучила несколько ненецких слов.

Я нашла свою дорогу в жизни, не заняла ничьего тундрового маршрута. Наверное, за это и помогают мне наши ненецкие боги и Священная Сопка предков.

Автор — Ирина Ханзерова

Ссылка на источник — nvinder.ru от 17 июля 2018