Казаков Юрий Павлович

Юрий Павлович КазаковКазаков Юрий Павлович.

(8.08.1927 – 29.09.1982)

Юрий Павлович Казаков родился 8 августа 1927 года в Москве в семье рабочего Павла Гавриловича Казакова, выходца из крестьян Смоленской губернии. Детство и юность Юрия прошли на Арбате. В 1933 году отца осудили за «нелояльные разговоры» и выслали из Москвы. После лагерей отец жил в г. Лузе Кировской области, трудился там на деревоперерабатывающем комбинате. Жить в Москве ему не разрешалось, вернулся в столицу Павел Гаврилович только после смерти Сталина, когда был реабилитирован.

В годы войны они с матерью откровенно голодали, все их заботы были — «о хлебе, одёже», о том, как обменять карточные талоны на продукты. Чтобы как-то помочь матери, Казакову не терпелось поскорее обрести самостоятельность, получить конкретную профессию, определиться при деле. После восьмого класса, в 1944 году, он поступил в московский Архитектурно-строительный техникум.

Военное отрочество, послевоенная юность – глухая, безрадостная полоса в биографии Казакова. Спасительной отдушиной обещала стать музыка. В 1942 году Казаков учился в музыкальной школе по классу виолончели. «Но так как заниматься музыкой я начал довольно поздно (с 15 лет) и пальцы мои были уже не столь гибки, то я, – рассказывал он, – скоро понял, что виртуозом-виолончелистом мне не стать, и перешел на контрабас, потому что контрабас вообще менее „технический“ инструмент, и тут я мог рассчитывать на успех».

В 1946 году Юрий поступил в Музыкальное училище имени Гнесиных, которое окончил по классу контрабаса в 1951-ом и был принят в состав оркестра Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Играл редко, чаще подрабатывал на танцплощадках.

В наброске «Автобиографии» (1965), объясняя, что послужило для него первотолчком к писательству, Казаков говорил: «Я не помню сейчас, почему меня в одно прекрасное время потянуло вдруг к литературе. В свое время я окончил Музыкальное училище в Москве, года три играл в симфонических и джазовых оркестрах, но уже где-то между 1953 и 1954 годами стал все чаще подумывать о себе как о будущем писателе. Скорее всего, это случилось потому, что я, как, наверное, и каждый молодой человек, мечтал тогда о славе, об известности и т. п.»

Поиск ответов на «вечные вопросы» и потребность в творческом самоопределении в конце 50-х годов привели Юрия Казакова на Русский Север. Будучи студентом Литературного института, он отправился в командировку по следам Пришвина, путешествовавшего по Беломорью пятьдесят лет назад. «Впервые на Белое море я попал в 1956 году, – писал Юрий Павлович в очерке «Вот и опять Север». – Полтора месяца шел я побережьем от деревни к деревне,… где пешком, а где на карбасах и мотоботах… Так начался для меня Север… Я ездил на Белое море еще и еще, пока наконец не взялся за «Северный дневник». Сидя осенью в чудесной деревушке на Оке и дописывая последние главы «Дневника», я думал, что северные мои странствия – и открытия, и восторги, и печали – уже позади, но как же я заблуждался! Север не отпускал меня, а притягивал всё сильнее… География моих дальнейших поездок на Север все расширялась. Из каждой поездки я привозил 1-2 очерка… На Севере я иногда ловил с рыбаками рыбу, был на тюленьем промысле…».

Ю.Казаков подолгу жил в поморской деревне Лопшеньге, считал её самой красивой поморской деревней.

Гармония человека и природы, естественность чувств, особая атмосфера поморского уклада жизни, определяющаяся экстремальностью существования на границе моря и суши – всё это нашло отражение в ранних рассказах Казакова о Севере: «Никишкины тайны»(1957), «Поморка» (1957), «Арктур – гончий пес» (1957). В Архангельске были изданы его первые книги: «Тэдди» (1957) и «Манька» (1958).

Первые «поморские» рассказы Казакова несут на себе отпечаток того сильнейшего эмоционального впечатления, которое произвёл на него Север. Этим объясняется ощутимый порой налёт экзотичности, но этим же обусловлена и яркость восприятия, чистота и свежесть взгляда художника.

Если попытаться выделить то главное, что поразило молодого прозаика на Севере, то нужно назвать три в равной мере важные для него открытия: люди, язык и природа. «В этих краях каждое слово обживается веками», – скажет позднее Казаков. Именно на Севере Казаков понял ценность слова, здесь зародилась та повышенная чуткость к слову, которая отличает язык произведений писателя.

Что касается природы Севера, то она просто не могла не пленить такого щедро одарённого тонкостью восприятия художника, как Юрий Казаков, способного улавливать невидимые для другого взгляда переливы цвета и света, отмечать тончайшие живописные подробности окружающего мира. Мало сказать, что картины природы занимают в северных рассказах писателя заметное место; природа сливается с героем в одном общем состоянии, пейзаж делается средством психологической характеристики.

Огромное нравственное влияние оказали на Казакова характеры и судьбы северян, их мировоззрение и уклад жизни. «Месяца полтора ходил я по Северу, по Белому морю, жил по нескольку дней в разных деревнях, жадно расспрашивал каждого о чём придётся… пока не понял вдруг, что чуть не каждый человек, родившийся и выросший в суровом краю, – герой», – писал он позже в повести о Тыко Вылке, возвращаясь к своим первым впечатлениям от встречи с Севером. Это открытие не только повлияло на отношение писателя к людям, ставшим героями его книг, но и заставило строже спрашивать с себя.

Уже с первых публикаций Казакова стали называть мастером рассказа, рассказа необычного – музыкального и живописного, будто сотканного из звуков, цветов и запахов. Действие большинства его произведений происходит в маленьких городках центральной России, на берегах Оки, в селах и деревнях, на безымянных полустанках и, конечно же, на побережье Белого моря. Казаков впервые по-настоящему правдиво и наиболее художественно высветил людей, живущих на берегу Белого моря.

В 1958 году Юрия Казакова приняли в Союз писателей.

В 60-е годы Юрий Казаков много путешествовал, побывал в Архангельске, Мурманске, Мезени, Пинеге, Нарьян-Маре, Карелии, на побережьях Баренцева и Карского морей, посетил Соловки. В результате этих путешествий на свет появился «Северный дневник» – книга очерков, ставшая главной книгой Казакова о Беломорье. Первая часть её была написана в 1960-ом, а последний из вошедших в неё очерков – в 1972-ом году. В «Северном дневнике» писатель выразил особое отношение к Русскому Северу, воспетому Степаном Писаховым и Борисом Шергиным, как к последнему оплоту истинно русской, народной жизни, не загубленной реформами и прогрессом.

Одна из глав «Северного дневника» – «И родился я на Новой Земле» – посвящена ненецкому художнику Тыко Вылке. Позже на её основе была написана очерковая повесть «Мальчик из снежной ямы» («Новый мир», 1983), где писатель, рассказывая о Тыко Вылке, повествует о себе, своих странствиях по Северу и сам становится героем произведения.

В «Северном дневнике» немало страниц отведено городу Архангельску, который был для писателя самым лучшим среди городов Русского Севера. О поездке в город на Двине Юрий Казаков писал в своей автобиографии: «Вечер. Молодая луна. Уезжал в Архангельск, и вся весна прошла без меня…». К этому городу писатель обращается в своих письмах и заметках. Архангельску посвящен очерк «Четыре времени года» (Ода Архангельску). «Я бывал в Архангельске во все времена года,… и каждый раз испытывал глухое мощное и постоянное волнение при мысли об истории этого города…», – писал Юрий Павлович. «Мне кажется, Казаков… понял душу старинного северного портового города», – заметил о писателе литературный критик Ал. Михайлов.

В статье «Волшебник слова», которая была опубликована в журнале «Литература и жизнь» в 1959 году Юрий Казаков описал свою встречу с архангельским сказочником С. Г. Писаховым: «В Архангельске я пошел к Степану Григорьевичу Писахову… Вышел – маленький, с желтыми усами книзу, страшными бровями, с длинными густыми волосами – помор, поэт и художник… Он ввел меня к себе, сразу заговорил, засмеялся, стал необычайно привлекательным». «Если скандинавы открыли всему миру свой Север, – писал Юрий Павлович в этой статье, – то наш русский Север – Белое море, побережье Кольского полуострова, острова в Ледовитом океане – поэтически еще, к сожалению, мало тронут. Мало, мало поэтов видели наш Север: Пришвин, Шергин,… и тем дороже должно быть всем нам творчество Писахова». Позднее, в 1966 году, Юрий Казаков предложил назвать одну из улиц Архангельска именем северного сказочника.

Последняя книга Юрия Казакова «Поедемте в Лопшеньгу», в составлении которой он сам участвовал, объединила рассказы, очерки и литературные заметки разных лет. Вышла она уже после смерти писателя.

Юрия Павловича Казакова не стало, когда ему было всего 55 лет, он скончался 29 ноября 1982 года в подмосковном госпитале от кровоизлияния в мозг. Похоронен на Ваганьковском кладбище. На гражданской панихиде в Малом зале ЦДЛ северянин Фёдор Абрамов первым сказал: «Мы все должны понимать, что сегодня происходит. Умер классик!»

Читать и скачать книги Юрия Казакова

Ссылка на источник — Литературный Север