Год решения проблем

Год решения проблем.

Завтра в Ненецком округе состоится торжественное открытие Года оленеводства.

Трудно представить наше Заполярье без оленя и оленевода. Неслучайно же на протяжении многих столетий жители тундры называли оленя илебц, что в переводе – жизнь. Именно по этой причине практически на всех гербах муниципальных образований, не говоря уже гербе и флаге НАО, присутствует изображение северного оленя. Это свое-образный символ, оберег.

В Ненецком округе выпасается второе по величине в России (после Ямала) оленье стадо в 180 тысяч голов. Развиваются все виды хозяйственной деятельности, связанные с ведением традиционного образа жизни. Оленеводством занимаются 13 окружных СПК, 8 семейно-родовых общин и 3 крестьянско-фермерских хозяйства. Все они, благодаря окружной поддержке, продолжают сохранять поголовье оленей, стараются внедрять новые технологии по переработке и сохранению мяса, развивать рынок сбыта. Любому жителю НАО понятно – чтобы нормально жить в суровых рыночных условиях, хозяйствам приходится «вертеться». Времена, когда оленеводство выживало только за счет дотаций из окружного бюджета, ушли в прошлое. Рынок диктует свои, хоть и жесткие, условия. Побеждают сильнейшие и предприимчивые.

Год оленеводства – это еще одна возможность более скрупулезно изучить проблемы современного оленеводства в НАО, возможность взглянуть на них изнутри. Факт того, что мяса и колбасы на прилавках достаточно, вовсе не означает, что с оленеводством в регионе все хорошо и проблем у тундровиков нет.

31 января депутаты окружного Собрания во главе с председателем постоянной комиссии по делам ненецкого и других малочисленных народов Севера и природопользованию Ольгой Каменевой выезжали в Красное. Из первых уст они узнали, чего ждут оленеводы СПК «Харп» и «Ерв» от Года оленеводства.

Именно об этом мы и говорили перед поездкой с Ольгой Фёдоровной. Кто-кто, а уж она о законах, защищающих права оленеводов, знает не понаслышке.

– В течение нескольких созывов депутатский корпус принимал разные законы, направленные на защиту оленеводов и оленеводства в НАО. Какие проблемы тундровиков, на ваш взгляд, нужно решать в первую очередь?

– Впервые в истории округа на официальном уровне принято решение о проведении Года оленеводства. Оно – правильное и своевременное. Это возможность еще раз обратиться к проблемам жителей тундры и постараться решить задачи, связанные с развитием отрасли. Хотя слово отрасль для многих земляков может показаться неуместным. Скорее, оленеводство – это образ жизни, сохраняющий традиции, древнюю культуру и язык коренных жителей заполярных тундр.

Недаром в народе жива древняя логическая цепочка: без тундры нет оленя, без оленя нет оленевода, хранителя древних традиций, языка и культуры предков, а без них нет и ненецкого народа. Скорее всего, именно по этой причине наши предки с древних времен называли оленя илебц и связывали его с особым знаком, обеспечивающим выживание в суровых условиях Крайнего Севера.

– Люди часто задают вопрос: мол, что нужно сделать, какие законы или постановления принять, чтобы поднять престиж оленевода и оленеводства? Что вы им ответите?

– Многие еще помнят те времена, когда оленеводы жили лучше, чем другие жители НАО. Окружное оленеводство существовало как бы параллельно. В прошлые годы пастухи и чумработницы за счет внутренних доходов получали гораздо больше, чем работники образования или здравоохранения. Вплоть до 90-х годов прошлого века эта тенденция сохранялась. Но наступили другие времена – и тундровикам пришлось выживать! Мы знаем, что распались многие оленеводческие колхозы-миллионеры, орденоносцы, знаменосцы, составлявшие некогда гордость региона, да и страны в целом.

Наступило время вновь поднять престиж оленеводства, создать все условия для того, чтобы тундровики и хозяйки чума гордились своей работой и сохраняли традиции предков. Женщины должны возвращаться в тундру, а не ждать мужей в деревнях. Хочется, чтобы оленеводческие династии семьями кочевали по заполярным просторам. Хотя сегодня это сделать очень сложно. Подобный образ жизни сохранился только в семейно-родовой общине «Ямб то». Жить по традициям предков стараются общины Малоземелья, но они только встают на ноги.

– Вы рассуждаете о развитии оленеводства в НАО со знанием дела. Как вы связаны с этой отраслью?
– Я происхожу из старинного оленеводческого рода Соболевых. Мои родители, братья, сестры и их дети – оленеводы в десятом поколении, они связаны с этой землей, да и сама я родились в тундре. Именно Большеземелье – наша родина и отчий дом.

Судьба тундровиков меня тревожит и волнует. Раньше ненецкий чум невозможно было представить без женщины-матери. Считалось, где муж-оленевод, там хозяйка и дети. Поднять роль женщины в тундре – серьезная задача. Хочется, чтобы хозяйки тундровых стойбищ были хранительницами очага, чтобы каждая тундровичка имела навыки оказания первой медицинской помощи, чтобы они были еще и воспитателями для своих детей. По сути, сохранение традиционных знаний издревле являлось прерогативой женщины-матери.

– Ольга Фёдоровна, какие мероприятия вы считаете наиболее значимыми в Год оленеводства в НАО?
– Одно из важнейших событий – съезд оленеводов, который пройдет в марте. Его можно назвать судьбоносным. Мероприятие соберет пастухов, хозяек чума, руководителей окружных СПК и общин. Это не праздничное мероприятие, а возможность взглянуть на тундровые проблемы изнутри. Одно дело, когда законы принимает власть, и совершенно другое, когда о своих чаяниях говорят сами оленеводы. Именно они, жители тундры, способны подсказать решение многих проблем. Люди у нас неравнодушные. Уже сейчас в Собрание депутатов поступают предложения и конкретные рекомендации по Году оленеводства.

Думаю, мы к ним еще вернемся. Хочу обратиться к окружным журналистам.

Рассказывайте в радио- и телепередачах, газетах и журналах об оленеводческих династиях! Лет 15-20 назад это было традицией. Представителей разных династий тундровиков знали в лицо. У каждой тундры были свои герои. И сейчас, в Год оленеводства, мы не должны об этом забывать. Это станет еще одним толчком к поднятию статуса оленеводов НАО.

– На протяжении последних лет в НАО принимались законы, поддерживающие оленеводов. Без них, я думаю, в тяжелые 90-е мы лишились бы большинства окружных хозяйств, как это произошло в Эвенкии, на Камчатке или на Таймыре.

– В Ненецком округе действует более десяти законов и подзаконных актов, поддерживающих тундровиков. Есть особые законы – об оленеводстве, о землях традиционного природопользования, об общинах КМНС, о традиционных видах хозяйственной деятельности, промыслов коренных малочисленных народов северных территорий НАО, о ненецком языке и так далее. Правда, некоторые из них нуждаются в дополнениях и изменениях. Время идет, поэтому важно, чтобы представители законодательной и исполнительной власти региона получили информацию из первых уст, от самих оленеводов. Хочу подчеркнуть, что многие вопросы Собрание согласует с ассоциацией ненецкого народа «Ясавэй». Национальное движение имеет право законодательной инициативы, это важный момент.
Год оленеводства в Ненецком автономном округе – это год решения проблем, наполненный конкретными делами.

Напоследок скажу несколько добрых слов землякам-оленеводам.

Завтра стартует удивительный Год оленеводства. Желаю здоровья ветеранам отрасли, тем, кто отдал жизнь, чтобы сохранить традиции нашего народа. Поздравляю с открытием Года оленеводства тех, кто ковал славу оленеводства в регионе. Выражаю огромную благодарность тем, кто трудится в сложнейших условиях заполярной тундры. Всем здоровья, терпения, крепких оленеводческих династий, тепла и уюта в ваших чумах. Пусть никогда не потухнет в них очаг. Помните, у многовековой заполярной тундры есть будущее, и мы вместе будем его создавать!

Автор — Ирина Ханзерова

Ссылка на источник — nvinder.ru от 1 февраля 2018 г.