Фотоателье в тундре

Фотоателье в тундре - снег настоящий, ели нарисованыеФотоателье в тундре. В истории Ненецкого округа было много разных событий: великих и масштабных, имеющих отношение к жизни всего заполярного региона, и менее значительных, связанных с судьбами отдельных людей. О «великих» память сохранилась, а вот более конкретные, частные, чаще всего как-то выпали из обоймы публичной известности, и их приходится восстанавливать по крупицам.

Старые фотографии – бесценная кладезь, сохранившая лица давно ушедших людей и поколений, образы эпохи. Некоторые фотографии, обнаруженные где-либо в заброшенном доме на чердаке, постоянно дают повод для воспоминаний и размышлений, потому что нашу большую историю творили эти люди, имена которых мы сегодня и пытаемся восстанавливать в рубрике «Старая фотография».

Удивительно, но после многих напечатанных старых фотографий, редакция практически сразу получает отклики читателей, узнавших на снимках своих близких: молодых родителей, дедов или прабабушек. Все-таки сильна память земляков, помнят они предков и хранят в сердцах память о них. Надеемся, что и сейчас с вашей помощью «старая фотография» вернет истории имена тех, кто на ней был запечатлен в конце 30-х годов прошлого века.

Сегодня мы представляем читателям «НВ» фотографию, сделанную примерно в 1938-1939 годах. На Канин тогда прилетел первый рейсовый самолет и приземлился то ли в Шойне, то ли в Кие – столь большой разброс объясняется тем, что на фото не указано точное место, где произошла встреча летчиков и привезенного ими фотографа с представителями Канинской тундры.

Самолет в те годы был большой редкостью, но когда вместе с летчиками, которые сами по себе поражали тундровиков «неземным» видом теплых летных комбинезонов и шлемов, еще прилетел и фотограф со всем оборудованием, это произвело на людей неизгладимое впечатление. Фотографический задник с нарисованными лесом и заснеженными избушками был натянут за спинами всех, кто пожелал сфотографироваться на фоне незнакомого пейзажа. По всей видимости, таким образом фотомастер пытался создать на карточках наглядный образ Севера.

Для советских и партийных работников, жителей больших городов светопись в те годы была уже обыденной, а вот оленеводы попадали в объектив фотографа очень редко. И довольно странно выглядящий, практически лубочный снимок бережно хранился в старом альбоме семьи Ануфриевых из деревни Кия.

Единственный человек, кого можно узнать на фото, – молодой Николай Ануфриев, будущий председатель Канинского тундрового Совета. На снимке ему лет 28, он передовой оленевод, поэтому и удостоился чести сфотографироваться в числе первых в необычном «тунд-ровом павильоне».

Снимок сделан на улице, под ногами у людей настоящие снежные сугробы. И молодая женщина (предположительно медик), и сидящий в малице еще один тундровик, имя которого так же, как и имена молодых пилотов, прилетевших на Канин в конце 30-х, к сожалению так и остаются неизвестными до сих пор.

Молодая советская авиация в те предвоенные десятилетия только расправляла «красные крылья» над тундрой и морскими просторами Арктики, прокладывались новые маршруты, молодые сталинские соколы спешили добраться до неизведанных мест на карте огромной страны. Кто были и откуда именно прилетели на Канин эти полярные летчики? Мы очень надеемся получить информацию от читателей газеты. История не терпит брешей, поэтому вглядитесь в эти удивительно серьезные молодые лица и давайте вместе с вами вернем им имена.

Автор — Ирина Ханзерова

Ссылка на источник — nvinder.ru от 18 августа 2015 г.