Добрый след земляка

Добрый след земляка.

Он родился, как значилось в паспорте, 1 февраля 1918 года. Сто лет назад, в 1918 году, был принят новый календарь. Молодая советская страна с юлианского перешла на григорианский календарь, и передвинули время чуть ли не на две недели вперёд. Так что 1 февраля 1918 года дата особенная, ведь после 31 января тогда стало сразу 13 февраля. Но в северной глубинке, где родился Николай Голубцов, наверное, представители местной власти были не столь оперативны.

Судьбу Николая Ивановича Голубцова лёгкой не назовёшь. Он был сильной личностью, всего в жизни добился сам. До армии закончил в деревне Лампожне неполную среднюю школу. Такое образование в то время ценилось высоко. Успел даже поработать директором маслосырзавода. В 1938 году его призвали на службу в Красную армию. Служил в Белоруссии. В год начала Великой Отечественной войны должен был демобилизоваться, но всё сложилось по-другому.

В первые дни войны их воинская часть понесла большие потери и отступала от западных границ Белоруссии (служил в Волковыске) в её центральную часть. В боях при отступлении Николай Голубцов был ранен в ногу. В деревне Петриловичи Минской области раненого красноармейца спасла местная крестьянская семья Кочановичей. Было это очень опасно, поскольку территорию уже заняли фашисты. В феврале-марте 1942 года он разыскал партизан и ушёл к ним. В партизанском отряде «За Советскую Родину» бригады им. Чкалова командовал ротой. Бойцом был храбрым. Немногие партизаны имели награды, которых удостоился бывший красноармеец. Он гордился своим орденом Отечественной войны I степени. Медалей у Голубцова было множество.

Уже спустя многие годы после его смерти в Минске издательство «Художественная литература» выпустило книгу «Память», где представлена история Воложинского района Минской области. Здесь в разделе «Лихолетье Великой Отечественной. Лесной фронт», автор которого бывший председатель Воложинского райисполкома А. Ласточка можно прочесть: «В трудных условиях борьбы во вражеском тылу выросли талантливые кадры партизанских командиров и политработников. Среди них Илья Стрельцов, Алексей Шыбин, Адам Свентаржицкий, Василий Гавриков, Николай Голубцов, Анатолий Соколов, Юрий Баранников, Иван Долгишев, Иван Фирсов и другие.

Во время соединения с нашими войсками было передано в действующую армию 676 партизан и 156 направлено для работы в различные органы государственной власти».

В числе этих 156 бывших партизан был и Николай Иванович Голубцов. В партизанском отряде он встретил и свою любовь — Нину Иосифовну Лембович, куда она пришла после того, как фашисты за помощь партизанам расстреляли её родителей, брата и сестричку.

Когда освободили Белоруссию, Николая Голубцова, который к тому времени имел семью, направили на учёбу. Учился в Минске на курсах финансистов. Окончив их, выбрал местом работы родные места жены. В районном центре Ивенец (тогда у него был такой статус) возглавил финансовое управление.

Как и все, Голубцовы жили трудно. Вышли из леса, из партизанского отряда со сменой белья, сшитого из парашюта, котелком, да немецкой сумочкой, в которой затем долгие годы в доме хранили пуговицы. Это был трофей. На руках уже была дочь Лида, родившаяся в августе 1944 года, а через два года — в августе 1946 — появился сын Владимир. В послевоенные годы Николай Голубцов продолжил учёбу. Вначале получил среднее образование, затем поступил в Гродненский сельскохозяйственный институт.

В 1953 году по сталинскому призыву его избрали председателем колхоза им. Сталина с центральной усадьбой в деревне Сивица. В отличие от российских деревень, коллективизация на территории Западной Белоруссии, которая до 1939 года относилась к Польше, проходила только в

50-е годы прошлого столетия.

Семье Голубцовых надо было расставаться с относительно налаженной жизнью в городском посёлке Ивенец, строить заново и колхозную, и свою жизнь. Жила семья председателя, а к тому времени появился и третий ребёнок, на квартире у крестьянина Голуб, на хуторе. Отстроенных после войны просторных домов было ещё немного. Колхозная жизнь налаживалась с большим трудом. Главе семьи дали подъёмные, связанные с переездом. Часть их Голубцов пустил на нужды коллективного хозяйства. Пока колхозное производство принесло первый доход, денег не было никаких. Приобретал инструменты, замки, фонари, то есть самое необходимое. Конечно, многие сопротивлялись колхозному строю. Был случай: председатель каким-то образом наказал одного мужика за пьянство, тогда тот пришёл ночью с керосином, чтобы сжечь дом, где жила семья Голубцова. Благо, глава семейства оказался дома, и дал отпор незваному гостю: сбил его с ног и скрутил.

Каждый день председательства был до предела наполнен множеством дел. Дети не видели, когда в будни встаёт отец, когда ложится спать. Вначале по колхозу, а это почти десяток разбросанных деревень и хуторов, ездил на лошади, потом его сменил мотоцикл, потом ГАЗ. И только в конце жизни у него появилась служебная легковая машина — красный «Москвич».

Он «горел» на работе. Радовался встречам с партизанами, да нечастым поездкам на родину — на Север.

Шаг за шагом стала налаживаться колхозная жизнь. Появились первые грузовые машины, трактора… Появились и первые шофёры, трактористы… На помощь брату с родины, из Каменки, приехал Василий Голубцов — младший брат Николая. Он в белорусской деревне работал шофёром. Подолгу здесь, в Белоруссии, задерживалась и их мать — Евстолия Андреевна. Как могла, помогала поднимать белорусских внуков.

В колхозе, которым руководил Голубцов, построили современные фермы. Прежние доярки стали операторами машинного доения. В районных сводках по своим показателям колхоз «Рассвет» (после развенчания культа Сталина хозяйство переименовали), всегда был в первой тройке, хотя земли здесь далеко не плодородные.

23 года у руля коллективного хозяйства в лесной белорусской глубинке стоял помор, уроженец Мезенского района Архангельской области Николай Иванович Голубцов. При нём успешно развивалась и социальная сфера. В отдалённых деревнях — Погорелке, Углах работали начальные школы. На центральной усадьбе, в Сивице, появился новый магазин, построили общественную баню, открыли колхозную столовую. В посевную и уборочную страду механизаторам стали доставлять обеды прямо в поле. Вместо прежней кузницы построили механические мастерские, рядом расположилось складское хозяйство, механизированный зерноток. В деревне открыли фельдшерско-акушерский пункт, заработала почта.

Благодаря инициативе Голубцова был сооружён памятник на месте массового расстрела фашистами в августе 1943 года жителей деревни Углы. Так увековечили память о более чем 40 погибших сельчанах. Можно сказать, что он и автор проекта, и его исполнитель. Открыли монумент землякам 9 мая 1966 года, а воздвигли его на деньги колхоза.

При Голубцове пошли в Сивицу, Углы автобусы. Все годы своего председательства Николай Иванович Голубцов неизменно избирался в состав Заречанского сельского Совета (ныне Ивенецкий сельский исполнительный комитет), входил и в состав райсовета.

В сельскохозяйственном производстве он стремился внедрять новые технологии. В начале 70-х годов 20 века в Белоруссии не так легко было приобрести качественные семена сидератов, тех культур, которые обогащают землю азотом и другими полезными элементами. Голубцов связался со специалистами института люпина, что на Брянщине, отправил туда колхозный грузовик. Так в «Рассвете» появились поля, засеянные перспективными семенами люцерны, этой ныне широко распространённой в Белоруссии культуры.

В 1968 году Николай Иванович Голубцов за свой безупречный труд был награждён орденом Октябрьской революции.

Весна 1976 года на Воложинщине была ранней. Уже в середине апреля полным ходом шла посевная. На машинном дворе председатель наклонился, чтобы посмотреть, хорошо ли отремонтирована сеялка, а когда выпрямился — потёр виски и потерял сознание. Умер в 58 лет от кровоизлияния в головной мозг.

Хоронил Николая Ивановича Голубцова весь колхоз, ведь не зря в последние годы председательства все его называли батькой — то есть отцом. Несли гроб с телом по всему посёлку Ивенец, а это километра полтора, не меньше. Люди тем самым отдавали ему дань уважения, которое он заслужил. Был Николай Иванович Голубцов очень честным, открытым и прямым человеком, жил и работал не жалея себя, и это ценили, за это уважали.

Судьба распорядилась так, что из нас, четверых детей Голубцовых, в Белоруссии живёт только один — Владимир. Родители всем нам дали высшее образование. Старшая сестра Лидия — педагог, живёт в Санкт-Петербурге, Владимир — инженер, но большую часть трудовой биографии посвятил работе в профсоюзах. Я после окончания Белорусского госуниверситета работала на Гомельском телевидении, переехала в Брянск и здесь 25 лет проработала на областном радио и телевидении, позже — в пресс- службе города и области. Младший брат Николай окончил в Москве высшую школу комсомольского актива. В Тюменской области был на комсомольской, партийной и хозяйственной работе.

Ссылка на источник — http://север 23/02/2018/