Время строить

Шойна. Фото Василия СенькивВремя строить. В округе с конца 2015 года заработал механизм пятипроцентной ипотеки, на сегодняшний день заключено уже порядка 30 договоров.

Компания «Версо М» планировала построить три дома по технологии ЛСТК (легкие стальные тонкостенные конструкции) для заемщиков. Однако исходя из пожеланий будущих собственников жилья, руководство компании приняло решение изменить проектную документацию и построить два дома в монолитном исполнении.

– Именно так и должны работать рыночные механизмы, – отмечает губернатор НАО Игорь Кошин. – Когда есть спрос – появляется и предложение. Пятипроцентная ипотека – хорошая возможность для семьи приобрести собственное жилье уже сегодня.

Кроме того, в округе продолжается возведение домов в рамках государственных программ за счет средств окружного бюджета.

Небольшой поселок Шойна от Большой земли вдали…

Ловись, рыбка, большая и маленькаяНебольшой поселок Шойна от Большой земли вдали… Лето пришло в Шойну совершенно неожиданно: еще неделю назад Белое море бушевало, штормило настолько, что местные рыбаки не решались ездить на катерах и дорах даже в устье реки Шойны. Сейчас море успокоилось, песок лежит на сопках – как влитой: тишь и благодать. На небе солнце, морская гладь переливается всеми цветами радуги, градус тепла перевалил за двадцать. В общем песчаная Шойна в эти дни более напоминает какой-нибудь южный курорт.

Единственно, что не дает местным жителям на все 100 процентов ощутить себя курортниками, так это тучи комаров.

Навигация в Шойне открыта давно: на днях пришли очередные два судна с продуктами для частных магазинов. К сожалению, сельпо, существовавшее здесь со времен основания самого поселка, в этом году приказало долго жить. Магазин закрыли из-за нерентабельности, оставив только пекарню. Говорят, продмаг не выдержал конкуренции с частниками. Сейчас здесь осталось два кооперативных магазина, они и обеспечивают сельчан и оленеводов СПК «Канин» продуктами питания. Они же доставляют в поселок мебель и бытовую технику под заказ.

Коткина Серафима Яковлевна — звеньевая участка Шойна колхоза «Северный полюс»

Серафима КоткинаНа песке моя родная Шойна крепко понаставила дома. Пенсионерка из далёкой Шойны Серафима Коткина читает «Выбор НАО» от корки до корки. А ещё не первый год сотрудничает с нашей редакцией, рассказывает в своих заметках, как и чем живёт народ на «седом Канине».

Прилетев в Нарьян-Мар в очередной раз, Серафима Яковлевна привезла письмо для публикации на страницах газеты.

Наш общественный корреспондент – человек в Канино-Тиманье известный. Более 45 лет трудилась в колхозе «Северный полюс». Сначала рыбачкой, потом долгие годы бухгалтером, завхозом, заготовителем. Бывало, в дни выдачи зарплаты или отчётов заведёт свой «Буран» и отправляется в Кию, Несь, Чижу, Мглу… Или поставит на карбас шестисильный мотор и – на путину. По пути сенокосчиков до места подбросит.

Несмотря на 80-летний возраст, она до сих пор старается быть мобильной. Каждое утро начинает с зарядки. Дай Бог Серафиме Яковлевне многие лета.

Есть ли этому название?

Есть ли этому названиеЕсть ли этому название? В каждом населенном пункте, маленьком или большом, к кладбищу особое отношение, потому что это – человеческая память и, без преувеличения, часть истории деревни или города.

И сколько бы времени ни прошло, мы идем на кладбище, ухаживаем за могилами родных, разговариваем с ними, как с живыми, рассказываем о своей жизни, как она сложилась, что не ладится… Уверены, что слышат и видят нас ушедшие родные. Как сказал Альбер Камю, французский писатель и философ: «Человек умирает по-настоящему только для себя». Действительно, поговоришь на могилке родного человека, отведешь душу, и как будто становится легче.

После столь пространного вступления перейду к тому, о чем хочу рассказать, хотя писали уже об этом пять лет назад. «Небольшой поселок Шойна от большой земли вдали…», – так поется в песне. С ним многое связано в моей жизни: семь лет училась в Канинской семилетней школе, четырнадцать лет работала учителем русского языка и литературы в Шоинской средней школе. В Шойне прошли лучшие годы моей жизни, там похоронен мой отец, первый председатель колхоза «Северный полюс», и мой тринадцатилетний братишка Володя.