От «Ядэй ты» до СПК «Индига»

От «Ядэй ты» до СПК «Индига»

Тернист путь оленеводческих хозяйств. Сотни лет ненцы вели спокойный и размеренный образ жизни. Пасли личных оленей, по вековым традициям тундры никогда не посягали на пастбища соседей, не помышляли о том, чтобы прибрать к рукам чужих животных, даже если они сами прибились к их стаду. Это были негласные и неписаные законы выживания в Заполярье.

С молоком матери каждый из них впитывал правила поведения. Не делай худо другому, и тебе худа не будет. Хэвы! (грех) – Великий Нум всё видит и всё знает о твоих помыслах. Каждый олень в тундре имел родовую метку или клеймо, поэтому никому и в голову не приходило взять чужое. Поэтому очень странным и непонятным для тундровиков стали правила отъёма оленей в пользу государства, конфискация имущества и обобществление личных вещей в послереволюционное время. Народ не понимал, как можно лишать людей всего, что нажито каждо-дневным трудом с утра до поздней ночи. Оценить, насколько сложна работа оленевода в тундре, может лишь человек, связанный с его жизнью! А какую огромную роль в организации оленеводческого быта в родовых стойбищах играла женщина, тут и говорить нечего.

Что общего между Ледковыми и Паханзеда?

Что общего между Ледковыми и Паханзеда?

В последние годы ненецкое население нашего региона всё чаще начинает обращаться к корням, искать свои истоки.

Этнокультурный центр проводит встречи семей, где происходит знакомство слушателей с историей родов и фамилий. Правда, нередко становится очевидным, сегодняшние (ненецкие) фамилии ничего общего с названиями их древних родовых сообществ не имеют.

В последние годы наш регион стал территорией, открытой для туристов. Не удивительно, что после общения с коренным населением НАО и встреч в чуме приезжие всё чаще задаются вопросом, почему у окружных ненцев фамилии русские и совсем не похожи на ямальские, неужели у них не осталось ничего ненецкого. Мы, ненцы НАО, забыли свой язык, а на Ямале его сохранили. Поэтому там гораздо легче восстановить и родовые имена, и создать Красную книгу древних самодийских святилищ.

Белые на белом

Белые на белом

Вот и наступила настоящая зима, накрыв снежным покрывалом всё вокруг. Оделись в серебристые пуховые шубки кусты и деревья, да и многие животные сменили свой окрас на белый цвет, чтобы выжить в суровую долгую зиму.

В Арктике долго держится очень плотный снежный покров. Зимой здесь неделями бушует пурга. Ветер, с силой перенося тучи твёрдого и колючего снега, оголяет возвышенные участки, в низинах же наметает сугробы.

Облик арктических животных свидетельствует о непрестанной борьбе с холодом. Густой, очень длинный мех полярной лисицы, песца, белого медведя, северного оленя, плотное оперение кайр и других морских птиц или, наоборот, очень рыхлое, задерживающее много воздуха перо белой совы, толстый слой подкожного жира у тюленей, предохраняют животных от потери тепла. Свои тёплые «шубки» животные надевают осенью, накануне прихода долгой суровой зимы.

Скажите, откуда я родом?

Скажите, откуда я родом?

Говорят, что человек не может быть один – без друзей, семьи, людей, которые поддержат в трудную минуту. Это закон человеческого общества. Большинство людей воспитываются в полноценных семьях, имеют отчий дом. Им порой трудно представить, что чувствуют дети-сироты, для которых папами и мамами становятся воспитатели дома малютки, детского дома, школы-интерната.

В 80–90-е годы я почти десять лет отработала в Ненецкой школе-интернате, где большая часть ребят были сиротами или детьми родителей, лишённых родительских прав (ЛРП). Если сироты (чаще – отказники) мам и пап не помнили, то дети со статусом ЛРП помнили всё о прошлой жизни и родителей от этого любили не меньше.

Было жаль этих детей, когда их сверстники из Бугрино или Нельмина Носа уезжали на каникулы. Они очень хотели домой, к маме… Естественно, родители не давали о себе знать, а крик детской души так и оставался без ответа.

Ребята взрослели и постепенно начинали понимать, что другого дома, кроме интерната, у них нет и в ближайшее время вряд ли появится. Одни успокаивались, другие, напротив, начинали открыто ненавидеть учреждение, в которое их поместили вопреки воле.

Новая книга в помощь

Новая книга в помощь

В Ненецком краеведческом музее состоялась презентация книги «Природные сокровища тундры», объединившей лучшие исследовательские работы образовательных учреждений НАО.

В сборнике собраны воедино труд окружных учителей, учащихся школ и студентов, участвовавших в конкурсе «Природные сокровища тундры», стартовавшего в 2010 году. Главный идеолог конкурса – Сергей Уваров, ныне координатор Баренцевоморского отделения WWF России и руководитель общественной организации «Грин Хоум». Идею поддержали профильные ведомства администрации НАО и Заполярного района, Нарьян-Марская сельхозстанция, Пустозерский музей-заповедник и природный заповедник «Ненецкий», окружной центр природопользования и охраны окружающей среды, региональное представительство Баренцева Секретариата, общественные организации и энтузиасты-краеведы.

В течение семи лет в конкурсных испытаниях участвовали учебные заведения Нарьян-Мара и Искателей, а также школы Неси, Нижней Пеши, Амдермы, Шойны, Индиги, Каратайки, Хорей-Вера, Харуты, Хонгурея и Андега. Весь накопленный материал необходимо было систематизировать и оформить. Составителями сборника стали Анна Булатова, ныне депутат окружного Собрания и заведующая отделом природы окружного краеведческого музея Нина Николаева.

12345...96