От «Ядэй ты» до СПК «Индига»

От «Ядэй ты» до СПК «Индига»

Тернист путь оленеводческих хозяйств. Сотни лет ненцы вели спокойный и размеренный образ жизни. Пасли личных оленей, по вековым традициям тундры никогда не посягали на пастбища соседей, не помышляли о том, чтобы прибрать к рукам чужих животных, даже если они сами прибились к их стаду. Это были негласные и неписаные законы выживания в Заполярье.

С молоком матери каждый из них впитывал правила поведения. Не делай худо другому, и тебе худа не будет. Хэвы! (грех) – Великий Нум всё видит и всё знает о твоих помыслах. Каждый олень в тундре имел родовую метку или клеймо, поэтому никому и в голову не приходило взять чужое. Поэтому очень странным и непонятным для тундровиков стали правила отъёма оленей в пользу государства, конфискация имущества и обобществление личных вещей в послереволюционное время. Народ не понимал, как можно лишать людей всего, что нажито каждо-дневным трудом с утра до поздней ночи. Оценить, насколько сложна работа оленевода в тундре, может лишь человек, связанный с его жизнью! А какую огромную роль в организации оленеводческого быта в родовых стойбищах играла женщина, тут и говорить нечего.

Субботний кинозал. Экосон. Кошмар

Чумотека. Декабрь — 2018. Субботний кинозал. Экосон. Кошмар

Зависть – двигатель прогресса. Эту аксиому доказала журналист из Сыктывкара Полина Романова. Снедаемая белой завистью к местным аниматорам, она собрала родных и друзей «на суп», а сама заставила делать экомультфильм. И вроде супа всем хватило, но за 7 часов 8 мастеров сотворили настоящий кошмар.

Экосон. Кошмар

Наконец-то это свершилось! Мы короли анимации! Примерно так думала я после шестичасового экстрима с рисованием, раскрашиванием, вырезанием, раскладыванием, двиганьем по миллиметру, сменой фона и прочая и прочая.

Честно говоря, рассчитывали мы часа на три, но увлеклись, закреативились – и пропали в мультяшных пучинах.

Что общего между Ледковыми и Паханзеда?

Что общего между Ледковыми и Паханзеда?

В последние годы ненецкое население нашего региона всё чаще начинает обращаться к корням, искать свои истоки.

Этнокультурный центр проводит встречи семей, где происходит знакомство слушателей с историей родов и фамилий. Правда, нередко становится очевидным, сегодняшние (ненецкие) фамилии ничего общего с названиями их древних родовых сообществ не имеют.

В последние годы наш регион стал территорией, открытой для туристов. Не удивительно, что после общения с коренным населением НАО и встреч в чуме приезжие всё чаще задаются вопросом, почему у окружных ненцев фамилии русские и совсем не похожи на ямальские, неужели у них не осталось ничего ненецкого. Мы, ненцы НАО, забыли свой язык, а на Ямале его сохранили. Поэтому там гораздо легче восстановить и родовые имена, и создать Красную книгу древних самодийских святилищ.

Олений паспортист

Чумотека. Декабрь — 2018. Олений паспортист

ЧУМработница – не жадина. Она не будет в одиночку любоваться портретами, которые фотохудожник Юрий Дрига сделал в тундре оленям на паспорта. Страна должна знать своих героев, оленей и мастеров!

Как модели вели себя на съёмке – не бодались ли? не стеснялись ли? улыбались ли?
Олений паспортист, по обыкновению, краток в объяснениях:

» Часика на три ушёл в тундру, и на тебе – кайф! На восходе сделал фото оленей в свете солнца. Как мне кажется, такую красоту увидеть можно очень редко! Место встречи со стадом – в районе Пятумбоя в сторону Красного.

А так пришлось в валенках побегать. Валенки с калошами, чтобы ноги не мерзли, т. к было минус 25 с ветерком. Фотоаппарат почти весь в инее, но справился с морозом!

Олени сначала убегали, а потом привыкли, ходили по тундре, хрюкали от удовольствия, поедая ягель, в низинке от их дыхания и тел стояло паровое облако.

Не за награды, а за совесть

Не за награды, а за совесть

Горожане старшего поколения и выпускники школы № 3 наверняка помнят прекрасного педагога и замечательного человека – Анну Хаймину. Сотни ребят и девчонок обучались русскому языку и литературе у Анны Александровны. Скоро ветеран труда Российской Федерации и труженик тыла отметит 90-летний юбилей.

Поколение взрослых детей

Родилась героиня нашего материала в старинной деревеньке Сула. Отец – Безумов Александр Трофимович, был заядлым рыбаком и охотником, добывал пушного зверя, работал в колхозе. Мама – Баракова Татьяна Алексеевна, родом из Великовисочного, рано ушла из жизни. Ане тогда шёл восьмой год. Глава семейства остался один с шестью детьми. Конечно, братья и сёстры помогали друг другу во всём. В начальную школу-интернат девочка пошла в Лабожском. Голодное время было. Анна помнит, как в школе трудилась одна сердобольная повариха, которую все звали тётя Шура. Она иногда подкармливала детишек. Память о добром человеке Анна Александровна сохранила на всю жизнь. Как и день 9 мая, когда объявили, что фашистская Германия повержена. Аня тогда уже окончила среднюю школу в Великовисочном. По её воспоминаниям, люди ходили счастливые и уверенные в том, что заживут благополучно, а в их жизни будет полный достаток. Однако и послевоенные годы были тяжёлыми.