Безымянные лики истории

Безымянные лики истории

История Ненецкого округа, юбилей которого мы будем отмечать в 2019 году, полна загадок. Прошло столько лет, а многое из прошлого нашего края до сих пор остаётся чем-то неизведанным и непознанным.

Удаётся восстановить события, запечатлённые на старых фотографиях, но, к сожалению, очень редко мы можем возвратить имена этим людям. А ведь именно им, творившим историю НАО – первым учителям, врачам, охотникам и рыбакам, исследователям недр и оленеводам, счетоводам и бухгалтерам – мы должны отдать дань памяти.

Наша рубрика «Старая фотография» выходит десятый год, возвратить же удалось лишь половину имён героев прошлого. Конечно, всему есть своё объяснение. Возможно, уже нет в живых тех, кто изображён на старых снимках, кто помнит этих людей, либо родственникам трудно узнать в молодых людях своих бабушек или дедушек.

Время – субстанция равнодушная! На старых снимках нет адресатов. Хорошо, если они имеют подпись или похожие фото хранятся ещё в чьём-то семейном альбоме. Чаще – лики теряются в прошлом, оставаясь просто лицами со старых пожелтевших фотографий.

Ненецкий округ был первым во многом: по созданию колхозов, учебных заведений, развитию авиации на территории Крайнего Севера. Именно у нас был создан первый национальный театр, где ставили даже балет, а играли – представители ненецкой молодёжи под руководством бывшего художественного руководителя и балетмейстера Мариинского императорского театра Якова Гершвенсона. Его и ещё несколько артистов театра выслали в 30-е годы прошлого столетия на поселение в Нарьян-Мар за неблагонадежность. Здесь балетмейстер и умер, правда, выяснить, где он похоронен мне так и не удалось…

А сейчас вместе с вами вспомним…
В газете «Няръяна вындер» 1936 года писалось следующее: «Молодой Нарьян-Мар становится очагом культуры, прошло всего шесть лет с того времени, когда в районе Белой щели стояла только одна землянка. А сейчас здесь кипит не только трудовая жизнь, но ежедневно около 1000 человек принимают в себя клубы горсовета, водников, лесозавода и красные уголки. Сотни людей теперь могут смотреть звуковое кино. В Нарьян-Маре есть и свой театр, и десятки горожан репетируют пьесы и играют на струнных инструментах. Много среди них и ненецкой молодёжи. В просторы тундры отныне несет свою культуру Красный город…»

После 1934 года, когда в Нарьян-Мар для обучения в сов-партшколе, педагогическом училище и оленсовхозуче стали набирать группы ненецкой молодёжи из Малоземельской, Большеземельской тундр и Канино-Тиманья, было принято решение привлекать девушек и юношей к новому искусству.

Первая группа состояла из 11 человек. В неё вошли: Ксения Седеева, Матрёна Ханзерова, Зина и Мария Лагейские, Варвара Баракулева, Ксения Валейская, Анастасия Сулентьева, Анастасия Хатанзейская, Фёкла Талькова, Августа Талеева, Фёкла Апицына, Парасковья Вокуева. Позднее число ненецких артистов выросло, к ним присоединились юноши – Харитон Канюков, Емельян Ардеев, Николай Ледков.

Мы уже рассказывали о выступлениях национальной труппы на сельских площадках, сцене Дома культуры «Арктика», клуба лесозавода и ДК «Красный портовик», подмостках архангельских клубов и театрализованных студий. Их везде принимали на «ура!»

Трое из восемнадцати?
На этой старой фотографии 1936 года, сохранившейся в фондах окружного краеведческого музея, изображены три ненецких девушки – артистки Нарьян-Марского театра. Сфотографировались они в фотостудии, которая в то время находилась в Доме культуры «Арктика».
На фото – привычные для того времени декорации: колонны, южный пейзаж, экзотические деревья. Лица участниц фотосессии (в фондах окружного музея они названы артистками театра) мне показались знакомы, но так как фотография безымянная, утверждать, кто на ней изображен, я не решаюсь.

Девушка с кудрями похожа на Анастасию Сулентьеву и даже где-то на Фёклу Талькову (с Канина). Артистка в белом берете также периодически появляется на старых снимках, но самое обидное, что имен этих людей нигде нет.

Центральная фигура на фото – та, что сидит с собачкой – была участницей конференции свободных женщин Севера, проходившей в Нарьян-Маре в том же 1936 году. Её я узнала только по снимку. Кроме текстов выступлений освобождённых ненецких женщин, напечатанных в нашей газете, я ничего не нашла. Так что на данном этапе моё расследование по идентификации личности, осталось незавершённым.

Остальных (двух) участниц уникальной театральной труппы, запечатлённых на снимке, узнать оказалось еще труднее. Их нет или они иначе выглядят на других старых фотографиях. Определять же личность по внешнему сходству или различию – дело неблагодарное, к истине не приводящее. Если кто-то из наших земляков узнает на этом снимке своих родных, очень важно, чтобы эта информация была озвучена и напечатана в нашей газете. Память не терпит забвения. Мы очень благодарны родственникам Ледкова Савватия Николаевича и Ледкова Николая Митрофановича, которые узнали среди артистов первого ненецкого театра своих (очень молодых) близких. Надеемся, что и эти безымянные героини обретут, благодаря нашим читателям, свои имена и фамилии. Они стояли у истоков формирования Ненецкого округа и вряд ли думали о том, что станет с ними лет, эдак, через 80 или 90. Они просто жили. Но тем и ценна старая фотография, что позволяет через призму личного увидеть и понять величие времени.

В философском трактате мыслителя XVIII века Эммануила Канта есть такие слова: «Когда люди позволят тропе памяти зарасти бурьяном, они никогда не смогут отыскать правильного пути и погибнут от собственного невежества и высокомерия». Так что ищем, узнаём и надеемся, что ни один лик, ни одна групповая фотография никогда не оставит безличным наше с вами прошлое.

Автор — Ирина Ханзерова

Ссылка на источник — nvinder.ru от 11 октября 2018