Бентли и Котс

Бентли и КотсБентли и Котс. Мы уже говорили о тесной связи философских споров  с религиозно-политическои борьбой того времени. В Англии в соответствии со своеобразным ходом процесса распада феодальных отношений и идеологическая борьба протекала также своеобразно. От полного ипдиферентизма к религии, позволившего Генриху VIII беспрепятственно осуществлять свою земельную и церковную политику, до ожесточённых боёв гражданской войны с молитвенником и мечом, от кровавого террора католической реакции до не менее кровавой расправы с папистами в период «Славной революции» — таков ход этой борьбы. В Англии сложились условия для возникновения материализма в аристократической среде, которая считала религию и духовенство главной причиной гражданских смут. В годы реставрации материалистическое настроение аристократического общества выявилось и в насмешках над духовенством, и в учреждении Королевского общества для развития опытных наук, и в широком распространении атеизма под влиянием материалистических идей Гоббса.

«Трактиры, кофейни, … даже сами церкви полны атеистов», — говорит епископ Бентли. Именно в Англии и создались условия для использования науки в целях защиты религии. Яркой иллюстрацией этого обстоятельства является завещание Бойля. Бойль в своём завещании назначил ежегодно 50 фунтов в год тому проповеднику, который произнесёт 8 проповедей «в защиту христианской религии против заведомых безбожников…, не затрагивая при этом каких-либо спорных между самими христианами вопросов». Эти — бойлевские лекции и начал читать Ричард Бентли — ректор колледжа Св. Троицы в Кембридже. Он поставил своей задачей защитить религиозные догматы, аргументируя не авторитетом священного писания, а «научными» доводами, и афишировал намерение опираться па «мощные томы самой видимой природы и вечные таблицы здорового разума». С этой целью он и обращается к Ньютону за материалом для утверждения, что мир не мог быть вечным и не может существовать вечно сам по себе, а необходимо должен возникнуть и поддерживаться нематериальным божественным импульсом. С этой целью он и поручил Котсу обработать «Начала» в целях удаления из них картезианского духа и материалистических гипотез. Книга Ньютона должна была, по мнению Бентли, представлять «вернейшую защиту против нападок безбожников, и нигде не найти лучшего оружия против нечестивой шайки, как в этом колчане» (из предисловия Котса). Котс и предпринял обработку «Начал» в указанном Бентли духе. Для характеристики переделок Котса и позиции Ньютона мы должны остановиться на содержании третьей книги «Начал».