22 июня — День памяти и скорби

22 июня — День памяти и скорби

Отличник погранвойск.

Установлена и вписана в Книгу Памяти Великой Отечественной войны Жердского поселения судьба ещё одного солдата из Жерди.

Мезенский музей при уточнении списков призывников участников Великой Отечественной войны передал нам в январе 2017 года информацию о том, что уроженец села Жердь Дмитрий Михайлович КЛИМЦЕВ — участник ВОВ. В Книгу Памяти села и района он не внесён, судьба его неизвестна. Опросив жителей старшего поколения, уточнил, что фамилия Климцевых была в селе, выехали в Лешуконское.

С помощью Лешуконской сельской администрации вышел на знакомых семьи Климцевых, они дали телефон дочери Дмитрия Михайловича, Ольги. Проживает она в Архангельске, договорился о встрече. Она бережно хранит семейный архив, сохранилось много фотографий, документов, писем, материалов из газет. Есть небольшая книжка «Служили парни на границе», где написано и о нашем земляке. Много отсканировал документов и фотографий, которые со временем займут достойное место в музее.

В государственном архиве Архангельской области нашёл документы о семье Климцевых. Климцева Ульяна Ивановна (1862-1914) родила двух сыновей: Михаила Васильевича, будущего отца Дмитрия Михайловича, и Никиту. Дата рождения Михаила Васильевича 26 сентября 1887 года. Он участник Первой мировой войны, мобилизован 20 сентября 1914 года, ратник Государственного ополчения 1-го разряда, вернулся с войны. Жена Михаила Васильевича Климцева (Коротаева) Парасковья Егоровна родилась в 1878 году в д. Заозерье. 27 января 1910 года у них родилась дочь Афанасья, 28 октября 1918 года сын Дмитрий.

О судьбе Никиты Васильевича известно, что родился 24 мая 1892 года. Призван на срочную службу в 1913 году из с. Жердь. Участник Первой мировой войны, умер на фронте в 1915 году. Был холост.

В Жерди на месте, где стоял дом Климцевых, в 1970 году поставлен памятник Герою СССР А. Г. Торцеву. Парасковья Егоровна жила в доме до середины пятидесятых годов. Старшее поколение помнит её, как мастерицу по вязанию рукавиц, носков, ажурных шарфов и шалей, которые пользовались спросом у населения во многих соседних деревнях. Сохранила она 10 писем от сына Дмитрия, они полны любви и заботы о матери. Мать была неграмотной, ответы с её слов писали Дмитрию соседи. Всю войну, до апреля 1945 года, от сына не было весточки. Но мать верила, что он жив, просила у бога о встрече и только через семь лет, в июне 1946 года, они встретились. Сын вернулся к матери и до конца её жизни проявлял о ней заботу и внимание. Доживала она свой век в семье у сына в селе Лешуконское, умерла 7 июля 1961 года, там и похоронена.

Дмитрии Михайлович после войны из села выехал, поэтому имя его было забыто, и только через 72 года вписано в Книгу Памяти д.Жердь. Родился и вырос Дмитрий в Жерди. Окончил Жердскую начальную школу, в Каменке семилетнюю и школу ФЗО, трудовую деятельность начал на лесозаводе № 48. В 1937 году успешно поступил в Пищальский техникум лесного хозяйства Кировской области и учился два года, с сентября 1937 до призыва в Красную армию. Призван в 1939 году ГРВ г. Кирова. Направлен на учёбу в школу командного состава погранвойск НКВД в город Гродно (Белоруссия). Окончил учёбу в 1940 году, присвоили звание старший сержант связи. Направлен служить в Белорусский пограничный округ. Место службы с октября 1940 года: 180-километровый участок границы 105-й Кретингский пограничный отряд, 1-я комендатура, 1-я застава, помощник начальника заставы по связи.

1-я застава располагалась в г. Паланга. Штаб погранотряда располагался в городе Кретинге в количестве 2500 солдат и офицеров Литовской ССР. В должности начальника штаба 1-й комендатуры в звании старшего лейтенанта служил Мамонтов Георгий Михайлович 1907 года рождения, земляк Дмитрия Михайловича, уроженец д. Жукова. (Всю жизнь они поддерживали дружбу, писали письма и открытки, ездили друг к другу в гости, встречались в местах службы после войны. Майор в отставке Г.М.Мамонтов жил и похоронен в Киеве. С женой Валентиной воспитали пятерых детей).

На 1-й заставе в 2-х километрах от г. Паланга служили 30 пограничников. Осваивали границу, оборудовали контрольно-вспаханную полосу. В начале 1941 года пограничникам были выданы винтовки образца 1940 года СВ-10 с отстежным штык — ножом типа финского ножа. Но они были непрактичные и часто при попадании грязи в затвор отказывали в стрельбе. Автоматы ППД, гранаты РГ-33, пулемёты Максим и ручной Дегтярёва. В летний период из обмундирования выдавались длинные серые шинели и ватные куртки. На ногах сапоги, а зимой валенки. Дублёнки — полушубки белого цвета. Кормили пограничников на заставе хорошо. Политмассовая работа проводилась ежедневно.

Немцы с апреля 1941 года начали вести себя нагло, что дало повод для усиления охраны границы. Дмитрий ежедневно нёс службу по проверке связи или в наряде, часто был дежурным по заставе. Наряд состоял из 2-х человек по четыре часа два раза в сутки. При выходе на границу у дежурного по заставе получали наряд-задание. За время службы были задержаны три нарушителя границы, Дмитрий награждён подарком и благодарностью от командования. За последующее задержание нарушителя с важными сведениями при переходе границы из Литвы в Германию объявлен отпуск на родину на 30 дней. Но началась война…

В ночь с 21 на 22 июня 1941 года Дмитрий находился в наряде по охране границы на берегу Балтийского моря в двух километрах от Паланги на стыке сухопутной и морской границ. Ночь была тихая и тёплая, но в душе было неспокойно. В 2 часа ночи были замечены высоко идущие в небе немецкие самолёты, летевшие в сторону нашего тыла. Об этом Дмитрий сообщил на заставу, где получил приказ: «Усилить бдительность!». Около четырёх утра были замечены идущие по морю военные суда в сторону Любавы (Лиепая), затем на рассвете начались орудийные залпы по городу, аэродрому и по заставе. Дмитрий принял первый бой на границе. Немцы решили атаковать 1-ю заставу и окружить комендатуру, прорываясь танками и пехотой через район кирпичного завода. Около суток 1-я и 2-я заставы и отряд моряков держали круговую оборону в районе д. Швянтойи недалеко от границы. Пограничникам пришлось отступать через подожжённую немцами деревню.

В этих боях погибли 72 пограничника, но немало полегло и фашистов. Немцы не смогли сразу захватить аэродром и г. Палангу. Неподалёку располагался пионерский лагерь, дети были испуганы, вывели их пограничники в безопасное место. Сильный бой был в местечке Руцаве. Под натиском превосходящих сил противника, при больших потерях личного состава вынуждены отступать, оставляя небольшие города и деревни.

Под Лиепаей уничтожен большой немецкий десант, высадившийся в лесу. На уничижение его отправили 100 пограничников. Места были болотистые, открытые поляны и густой лес, жди выстрела из-за каждого куста и бугорка. Были все голодные и измученные, из этого боя вернулись только 17 человек, с ними был и Дмитрий. За эту операцию командир представил их к награде, но приказ так и не дошёл до Москвы. Оборонялись трое суток, собирали раненых, отвозили в госпиталь. Около двух тысяч человек отправили морем на судах из порта Лиепая в Ленинград. Все суда были обстреляны и потоплены немецкой авиацией… С кровопролитными боями в составе морских, артиллерийских и сухопутных войск двигались к Риге. Небольшие бои у городов Кулдига, Тукумс. Самый большой и страшный бой шёл под Ригой. Всё было смешано с землёй. Крики, стоны людей и лошадей, горение боевой техники, взрывы снарядов и бомб. Наши части прорвались, однако взять погибших и раненых не успели. Под Ригой был тяжело ранен Дмитрий Михайлович — задело позвоночник. С поля боя его подобрала литовская полиция и передала в рижский госпиталь, оттуда — в центральный лагерь смерти для военнопленных.

В лагере люди умирали от голода. Кормили хлебом с опилками из заплесневелой муки. Давали поллитра баланды. Спали на пятиэтажных нарах. Рано утром военнопленных выгоняли во двор на построение. За попытку к бегству расстреливали перед строем, а если кому-то удавалось убежать, расплачиваться жизнью приходилось каждому десятому.

Часть пленных, в том числе и Дмитрия, отправили на остров Рюген (Германия). Там «обули» в деревянные колодки, по вечерам забирали верхнюю одежду. Но бежать некуда, кругом вода. И только в марте 1945 года, с открытием второго фронта, освободили канадские войска. Союзники передали пленных в действующую Советскую армию в 132-й запасной полк. Там прошли трёхдневную проверку, медицинский осмотр, приняли военную присягу. Им выдали обмундирование, автоматы. Дмитрия направили служить в 10-ю Варшавскую ордена Кутузова и Суворова артиллерийскую бригаду тяжелой артиллерии в должности топографа.

Автор — Николай Сюмкин. д. Жердь.

Ссылка на источник — http://север 15/06/2018/